September 18th, 2015

Сокол

Жизнь в скобках

Сегодня исполняется 109 лет со дня рождения поэта Семена Кирсанова ( 18(5) сентября 1906 – 10 декабря 1972).

Жил-был - я.
(Стоит ли об этом?)
Шторм бил в мол.
(Молод был и мил...)
В порт плыл флот.
(С выигрышным билетом
жил-был я.)
Помнится, что жил.

Зной, дождь, гром.
(Мокрые бульвары...)
Ночь. Свет глаз.
(Локон у плеча...)
Шли всю ночь.
(Листья обрывали...)
«Мы», «ты», «я»
нежно лепеча.

Знал соль слез
(Пустоту постели...)
Ночь без сна
(Сердце без тепла) -
гас, как газ,
город опустелый.
(Взгляд без глаз,
окна без стекла).

Где ж тот снег?
(Как скользили лыжи!)
Где ж тот пляж?
(С золотым песком!)
Где тот лес?
(С шепотом - «поближе».)
Где тот дождь?
(«Вместе, босиком!»)

Встань. Сбрось сон.
(Не смотри, не надо...)
Сон не жизнь.
(Снилось и забыл).
Сон как мох
в древних колоннадах.
(Жил-был я...)
Вспомнилось, что жил.



[1964-1972], «Строки в скобках», Семен Кирсанов.

«Строки в скобках» очень понравились композитору Давиду Тухманову, он довольно быстро написал на них песню, которую решил в 1972 году включить в запись своей первой авторской пластинки «Как прекрасен этот мир». Исполнить песню было предложено Александру Градскому, но перед самой записью цензуре не понравилось упоминание о постели. Чтобы оставить песню в альбоме, потребовалось изменить стихи. Тухманов позвонил домой Кирсанову, представился и изложил ситуацию. Поэт сначала возмущённо ответил: «Не хотят — как хотят», но потом смягчился и попросил перезвонить через две недели. В назначенный срок композитор долго не мог дозвониться пока не застал поэта. Кирсанов произнёс: «„Нежилые стены“. „Нежилые стены“ вместо „пустоту постели“», и повесил трубку, не оставив Тухманову возможности поблагодарить. Пластинка была записана. В декабре того же года Семен Исаакович Кирсанов скончался.
Ниже можно послушать "Жил-был я" и еще три мною любимые песни на стихи и в переводе Семена Кирсанова.
Collapse )
Сокол

18 сентября. Песни тревоги


Зашить карман в пальтишке драповом,
помыть посуду и одеться.
На пол вода послушно капала
с невыжатого полотенца,

слепило солнце жестью кровельной,
гремела кружка за плечами
сухим пайком – три дня как с противня
ржаной просфоркой обручальной,

был воздух горше поцелуя,               
острей шприца, белей таблетки,
и в небе ласточки танцуя
искали выхода из клетки.


18 сентября 2009 года, Михаил Свищёв. «Новобранец».

Когда закончится война,
Которая вот-вот начнется,
Обратно маятник качнется.
И, как в былые времена,

К теплу родного очага
Герои возвратятся снова,
Опять скрутив очередного
По счету лютого врага

В очередной бараний рог,
За что им крысы тыловые
Вручат награды боевые,
Поначеканеные впрок.

Под лавку скинув прахоря,
Одевшись в чистое к обеду,
Махнут герои за победу,
Отчизну, веру и царя.

И захлебнутся враз слюной
Все федеральные каналы,
Когда в державные анналы

Нам впишут новый выходной,
И слезы радости прольют,
Поверив собственной параше,
Когда над родиною нашей
Взметнется траурный салют.


18 сентября 2010, Игорь Иртеньев, Газета.Ру


камера печального знания, пожилая вдова последнего очевидца,
полувековая жилица вымеренного адца, -
нет такой для тебя стены, чтоб за ней укрыться,
нет такого уха, чтоб оправдаться

заключая свидетельство для искателя и страдальца,
в результате которого многое прояснится,
ты таскаешь чужую тайну - немеют пальцы,
каменеет намертво поясница

неестественно прямы, как штаба верные часовые
в городе, где живых не осталось ни снайпера, ни ребенка
мы стоим и молимся об убийце, чтобы впервые
за столетие лечь, где хвоя, листва, щебёнка

начертить себе траекторию вдоль по золоту и лазури,
над багряными с рыжим кронами и горами.
сделай, господи, чтоб нас опрокинули и разули,
все эти шифровки страшные отобрали


18 сентября, 2012, Вера Полозкова, «Стража».


На подземной парковке
Магазина "Ашан"
Мама просто и ловко
Достает малыша
Из железной тележки,
Где пакетов гора
(В них еда для поддержки
Сил любви и добра).
Мальчик спит безмятежно
И, заботясь о нем,
Мать фиксирует нежно
Автокресло ремнем.
И груженный под крышу,
Вдоль обшарпанных стен
Проплывает чуть слышно
Голубой "Ситроен".
Шелестящие шины,
Тени серых камней,
И мерцают рубины
Габаритных огней.
Как в тиши Третьяковки
Засыпает душа
На подземной парковке
Магазина "Ашан".

По бетонной дорожке
К двери лифта иду.
Привыкаю немножко
К жизни в этом аду.


18 сентября 2013, «Дети подземелья», Чен Ким, chen_kim.