October 24th, 2015

Сокол

24 октября. Без покоя и уюта. 20 век


Может быть, где-нибудь в мире
Есть и покой, и уют.
Ссорятся в нашей квартире,
Пьяные песни поют.
И на работу в четыре
К первым трамваям встают.

Тошно от жизни позорной,
Медленно время идёт,
Жил бы в квартире просторной,
И не ходил на завод.
В комнате возле уборной
Мать молодая живёт.

От непромытых пелёнок
Тянет сушёным грибком.
Плачет несытый ребёнок,
Ищет морщинистым ртом.
Тычется, плачет спросонок,
Будит заспавшийся дом.

Мать просыпается, злится,
Соску ребёнку даёт;
Под занавеской из ситца
Мутное утро встаёт,
А за окном шевелится
Ранний рабочий народ.

Кто этой глупой девчонке
Платит постылую треть?
Весело где-то в сторонке
С новой девчонкой храпеть.
Хоть бы разок на пелёнки
Утром пришёл посмотреть.

Я просыпаюсь, и сушит
Горло моё тишина.
Часто мне снится, что тушит
Жёлтую лампу она,
Сына подушкою душит
Тёплой ещё ото сна.

24 октября 1938 года, Арсений Тарковский.

Что характерно — жить нельзя,
но мы живем...
У каждого — своя стезя,
и все — путем.
Где по колдобинам пройдешь,
где пролетишь...
Есть переулки — в сердце нож,
под ноги — мышь.
Есть тупики — в обводы глаз
колючий свет,
есть площади — где все для нас,
да нас там нет.
Кому тараним и мостим —
известно, но
неужто этот путь и им
пройти дано? —

Искать потерянный Грааль
в грязи земной, —
о как мне бесконечно жаль
тех — за спиной...

24 октября 1997 года, Валентина Ботева.

Сокол

24 октября. Без покоя и уюта. 21 век

Мечтал бездарно:
"я, большой поэт,
женат на юной, стройной иностранке",
Окурки от дешевых сигарет
складируя на дне стеклянной банки.
Но вместе с дымом таяла мечта,
реальность забирала иностранку.
Я видел как вползала пустота
в квартиру и наполненную банку.
Collapse )
Уснув бездарно:
вышел на балкон —
с почтеньем смотрит на меня округа.
Хороший, дорогой одеколон,
и рядом иностранная подруга
А на красивом мраморном столе
окурками наполнена не склянка...
Но, вижу я, что в горном хрустале
для пустоты не изменилась планка.


иллюстрация — картина "ночная свобода" хуждожник Янин Александр

24 октября 2014, "Приснилось", Олег Жучков, Олег Геннадиевич



Не привечай свою печаль,
А пей вприкуску с нею чай
И ешь свой хлеб – в дому пустом,
Листая заповедный том.

Будь с нею нем, как истукан,
Когда нальёт тебе стакан
И, о несбыточном скорбя,
Потянет жилы из тебя!

Молчи. Окурок затуши.
Зажми в кулак тряпьё души.
Пусть будет ластиться, как пёс,
Скулить и лить потоки слёз –

Не приручай свою печаль.
Щенячьих глаз не замечай.
Кто им противиться устал –
Тот сам их отраженьем стал.



24 октября 2001 года, Болдов Лев

Шёл я местностью гористой,
Шёл я поступью активной,
В сапогах за тыщу триста
И в носках за семь с полтиной.

Вне семьи и коллектива,
Без конца и без начала.
Слева солнце мне светило,
Справа мне луна сияла.

Для чего по свету ходят
Многочисленные люди?
Для чего их производят?
И зачем их кормят грудью?

Кем запущен механизм,
По каким внезапным меркам
Между их телесным низом
И небесным, их же, верхом?

Неужели наобум нам
Это некогда упало?
Так я думал, мозгом умным
Размышляя как попало.

Шёл страной своей родною,
Распластавшейся во мраке,
Оставляя за спиною
Вопросительные знаки.


24 октября 2009 года, «Размышляя как попало»,
Игорь Иртеньев, Газета.Ру
Сокол

24 октября. Сор прозы

Из дневника Михаила Пришвина,

1945 год:
Поэтическая проза бывает в происхождении своем драматическая, как у Пушкина, Лермонтова, Бунина, Чехова, может быть живописная, как у Лескова, или скульптурная, как у Толстого Льва, музыкальная тургеневская или живописно-музыкальная, как гоголевская. Так значит, язык вмещает в себя все виды искусства.
Леонова в его приспособлении стало невозможно читать: какой-то вульгаризированный Эренбург. Читаешь и ни одному слову не веришь. Разгадываю его падение: каждый писатель теперь, отдаваясь государству, в душе своей считает это не падением, а необходимым маневром, надеется, что он обманет и улизнет. А со стороны государства, т. е. кто ему честно служит, такой писатель похож на рыбу, выброшенную на берег: корчится, надувается, прыгает, бьет хвостом.
Все происходит по малодушию. Слов нет, политики необходимы – так? Ну, и кланяйтесь, как Гете, и ж... даже лижи, но слово держи, слово не умрет.
Collapse )