October 29th, 2015

Сокол

29 октября. Двое из одного города

Поэты, чье творчество мне очень симпатично, живут в одном городе - Иваново.

Не вернуться в тот город, которого нет,
Если только придумать сюжет.
О принцессах и принцах, о чистой реке,

и о замке, что не на замке.
Там стоял на горе
седовласый колдун,
на ладони держал сорок лун.
И боялись его
все, кто видел его,
стороной обходили его.
А напротив стояла другая гора,
там младенец играл до утра.
Он в ладошках держал золотые лучи
и ловил золотые мячи.
И смеялся народ
у горы золотой,
напевая мотивчик простой.
И грустил, чуя холод от синей горы,
познавая иные миры.
Там влюблённые жили две тысячи лет,
а других в этом городе нет.
Там рожали детей
у горы золотой,
а за Вечностью шли у другой…

…Мы стояли, обнявшись, и думали – впредь
не забудем мы истин простых.
Нам хотелось вот так же смеяться и петь,
и младенцев рожать золотых.
Мы ушли ненадолго, не взяв ничего,
кроме запахов сказочных рек.
Мы не знали, что стоит покинуть его,
как он тут же исчезнет навек.
И теперь в этом дымном дыхании дней,
из которых нет выхода здесь,
молча помним про город, которого нет,
точно зная, что где-то он есть.


29 октября 2009 года, «Город, которого нет»,
Мария Махова.




пёстрый пёстрый словно остров
словно мост а может голос
длинный взгляд как ножик острый
это сердце раскололось
время давит горло шарфом
с кем бывал я врозь и вместе
дама с позапрошлым шармом
с ней я тискался в подъезде
этот грузный с глазом белым
в зеркало забрался тайно
мальчик добрый мальчик смелый
потерялся ты случайно
на счастливом тротуаре
на трамвайчике беспечном
где лабали на гитаре
где остались мы навечно
кто мои дома состарил
признавайся будет хуже
на каштановом бульваре
подмороженные лужи


29 октября 2010 года, «Пёстрый», yanb
Ян Бруштейн.
Сокол

29 октября. Духовные вожделения дневника

Ролана Быкова за 1981 год:

•29 октября. В тетради под замком что-то есть трогательное: может быть, наивная вера в собственную недоступность и суверенность, в ней есть девичество, отходящее в прошлое, в ней девичий «секрет» — что-то старинное, на глазах превращающееся в ветхое. Хотя чистая страница — всегда истина, всегда девственна и всегда притягивает. Это она смущает поэтов и графоманов, и всегда будет смущать и гипнотизировать и возбуждать духовные вожделения.