February 25th, 2016

Сокол

25 февраля. Хребты и вершины

И еще есть вариант названия - Писания Гусиного Паркера.

Какого мненья о себе
прославленный Казбек?
Высокомерен ли Эльбрус?
Судить я не берусь.
Когда они туманы пьют
из звездного ковша,
вдруг прозревая, жизнь свою
читают не спеша.
Холодной вечности сродни
стоят, и суть проста:
такими не были б они
без горного хребта,
когда бы их не поднял он
под купол голубой,
раздвинув смутный горизонт,
не подпирая собой... .
Понять ли самому хребту,
как в смысл ни погружен,
вершин (своих же) высоту,
где воздух разрежён,
где холоду искриться днем,
где ночью спать звезде,
что судят на земле о нем
по этой высоте.


Степан Щипачев , «Высота», 25 февраля 1969.

Collapse )
Сокол

25 февраля. История одного портрета

Из дневниковой записи Елены Булгаковой от 25 февраля 1970 года:
Сегодня, наконец, вернулся ко мне тот портрет Миши, с которого он нарочно соскребывал краску. Портрет этот написал, кажется, кто-то Соколов, что ли, слабый художник. Он пришел к М. А. в 1926—27 годах, когда гремели «Турбины», и М. А. неловко ему было отказать, уж очень бедно выглядел, и М. А. показалось, что ему нужны деньги. На портрете молодой Булгаков (да еще в пору такого успеха!) был похож на Победоносцева (по-моему, во всяком случае, — Мишу это повеселило, когда я сказала). Но портрет висел и висел над шкафом книжным. И вот Миша, убедившись, что я крепко сплю, влезал ночью на стул и постепенно соскребывал краски на лице. А по утрам говорил мрачно: это неспроста, это обозначает что-то очень плохое...
Пока я, случайно проснувшись, не увидела, что Миша в подштанниках стоит на стуле и скребет ножичком портрет. Был пойман с поличным.
Я недавно отдала его реставрировать — вот дура! Когда принес Буткевич, я пришла в ужас. Он стал успокаивать — вернут, вернут прежний вид! Потом я уехала в Малеевку, потом болезни, моя, Сергея... И, вот, наконец, вчера дозвонилась...
И привез. Прежний! Прежний. И под стеклом, в рамке. Как я счастлива.

Collapse )
Сокол

25 февраля. Детские плечики

Так называется запись-рассказ из дневника актера Олега Борисова за 1983 год, он работал тогда в ленинградском Большом Драматическом Театре.  В первом сегодняшнем моем посте "Хребты и вершины"  сказка Андерсена уже упоминалась в стихотворении Саши Черного, и вот еще одно упоминание.

Готовлюсь перед отъездом из этого города записать четыре сказки Андерсена и «Метель» Пушкина. «Девочка, наступившая на хлеб» — сказка особенная, трудная. Совсем не из тех, на которых мы вырастали.
Collapse )