March 25th, 2016

Сокол

25 марта. Сияние русского ямба-1

Здесь -  три стиха из трёх вёсен 20 века трёх мужчин в обратном хронологическом порядке.
Collapse )
Сокол

25 марта. Мужские арии марта-2

21-й век Два новых имени здесь: Дмитрий Мурзин и Макс Зимов - лауреаты премии "Поэт года-2015", присужденной недавно порталом СТИХИРУ. Посмотрим как стихи новых лауреатов впишутся в мой журнал.
Collapse )
Сокол

25 марта. Поиски женской души

Синий горизонт – не моё место,
всё бы хорошо, далеко только,
ухожу в себя, но в себе тесно,
прихожу в себя, прихожу долго.

Ладно, ты держись, не снимай шубы,
снег да талый лёд – не сезон платьев…
пациент не жив, но ещё шутит,
пациент не мёртв, но с него хватит…

Хочется тепла и скорей лета,
кто там собирал по углам тени,
за тобой ходил ледяным ветром,
залепил глаза, отобрал время.

Может быть, поймём мы с тобой вскоре,
для чего тоска у виска кружит,
ничего, пройдёт, упадёт в море,
там и пропадёт – ты меня слушай…

Встречи коротки и теперь редки,
так вот и живёшь, дверь закрыв плотно,
расскажи, ты как, расскажи, с кем ты,
кто там у плеча, за плечом что там…

У меня пока всё идёт трудно,
впрочем, ерунда – значит, так нужно…
понимаешь, мне тяжело думать,
что тебе ещё, может быть, хуже.


25 марта 2013
, Мария Махова.

Ничего не хотеть до предела,
до предела — до самого края...
Как легко утоляется тело,
но тоскует душа, обмирая.
Не узнаешь — чего она хочет,
догадаешься только по вздоху:
перед ней раскрываются ночи
и уводят в другую эпоху.
Кто там жил? — ее бывший
владелец?
Отчего она снова и снова
замирает от сущих безделиц —
от случайного запаха, слова...
Есть места, что угаданы сразу, —
может, был современником
Брейгель?..
Или вдруг музыкальную фразу,
остановленную на разбеге,
продолжает, услышав впервые,
будто тянется в небо за нотой.
Не узнаешь — какие миры ей
открываются за поворотом —
за сияющим облаком белым...
Но твержу я, за ней повторяя:
— Ничего не хотеть до предела,
до предела — до самого края...


25 марта 1998 года, Валентина Ботева.

Collapse )
Сокол

25 марта. Зарисовка





Дождик тумкает по крыше, мышь шуршит на чердаке.
Человек из дома вышел с пёсиком на поводке.

Впереди его канава, сверху – небо, как бетон.
Зонтик слева, пёсик справа, а посередине – он.

И бредут куда-то в стужу – то ли дождик, то ли снег -
пёсик хочет строго в лужу, зонтик хочет строго вверх.

Только это ж невозможно, невозможно же никак!..
Человек, немного ёжась, держит всех в своих руках.


25 марта 2014 года, «Зарисовка»,
Мария Махова