April 22nd, 2016

Сокол

Мартин Иден. В главной роли - Маяковский!

Оригинал взят у das_foland в Мартин Иден. В главной роли - Маяковский!
Оригинал взят у booffon в Мартин Иден. В главной роли - Маяковский!

Есть ли нечто, что может объединять Новочеркасск, Маяковского и Джека Лондона? Окзывается, есть! Имя этому «нечто» - Никандр Туркин.

Для меня было удивлением узнать, что новочеркасец, выходец из казачьей семьи, режиссер Никандр Туркин (также известный под псевдонимом Алатров) — один из пионеров российского и советского кинематографа — снял аж два фильма с Владимиром Маяковским в главной роли! Но ещё больше я был поражён, когда узнал, что один из этих фильмов был снят по мотивам знаменитого романа Джека Лондона — «Мартин Иден»! Причем, сценарий был написан самим Маяковским!

Снят он был в 1918 году и назывался «Не для денег родившийся». К сожалению сама картина не сохранилась. А ведь как здорово было бы увидеть Маяковского в роли неотёсанного героя, который сквозь всю свою грубость и простоту пробивается к высшим чувствам! За неимением лучшего, предлагаю читателю полюбоваться афишами и фотографиями со съемок этого фильма.

Как раз в эту субботу в литературном клубе «ИКАР» мы будем обсуждать это замечательное произведение Джека Лондона!

Приходите — будет интересно!

[Обсуждение состоится 23 апреля, в 15:00 в библиотеке им. Шолохова, по адресу Буденновская ул. 141
Связаться с организаторами можно по телефону - +79185620606
Группа клуба в вк -
https://vk.com/novoch.litklub]













Сокол

22 апреля. Символ прошлого

В день очередной годовщины рождения вспомним человека, имя которого постепенно уходит в забвение.

Под рев солдат и крики моряков:
«Долой войну!.. Долой капиталистов!..»
Керенский истерически неистов
Цитатами громил большевиков.

Досадуя на этих мужиков,
Чхеидзе звал к порядку их как пристав,
А в ложе иностранных журналистов
Ехидно улыбался Милюков.

Но оборвав на полуслове фразу
Керенский смолк Все замерло И сразу
Огромный зал наполнился одним;

Он шел в века по-новому нетленен,
И вспыхивало искрой вслед за ним
Уже магическое слово: «Ленин!»

1925, «Ленин», Николай Минаев.



символ прошлого
стоит на площади
своего имени
своего времени
стоит над городом
с поднятым воротом
на нём сидят голуби
за ним стоят тени
маленькие и тёмные
средние и огромные
с лицами возбуждёнными
с пламенными речами…
а в коммунальной комнате
на кресле полудоломанном
сидит Инесса Семёновна
и крестиком вышивает
не выходя на улицу
к дому она прикована
портрет вождя революции
что поставит рядом с иконами


Сокол

22 апреля. В день рождения Набокова

В глазах рябило от резьбы
оранжевой и черной зыби,
и плыл к огню — к библейской глыбе
закат — сумрак из трубы.

И, черный жар и дым мохнатый
следя торжественно с кормы,
следя прибрежный бор зубчатый, —
в очарованье плыли мы.

И Сердце было так прозрачно,
так пел прожженный Богом свод,
что бор, и озеро, и дачный,
дымящий глухо пароход, —

приобретали незаметно
значенье чуда в этот час, —
и в темной зыби женских глаз
плыл и дышал огонь стоцветный.


<22 апреля 1923>, Владимир Набоков, «На озере».
Сокол

22 апреля. Весенние вздохи-1

Вздох пожилого:
Давно ль на шутки вызывала
Она, дитя, меня сама?
И вот сурово замолчала,
Тепло участия пропало,
И на душе ее зима.

Друг, не зови ее суровой:
Что снегом ты холодным счел,
Лишь пробужденье жизни новой,
Сплошной душистый цвет садовый,
Весенний вздох и счастье пчел.


22 апреля 1890. Воробьевка, Афанасий Фет

Вздох молодого:

С опущенным взором, в пелериночке белой,
Она мимо нас мелькнула несмело,-
С опущенным взором, в пелериночке белой.

Это было на улице, серой и пыльной,
Где деревья бульвара склонялись бессильно,
Это было на улице, серой и пыльной.

И только небо - всегда голубое -
Сияло прекрасное, в строгом покое,
Одно лишь небо, всегда голубое!

Мы стояли с тобой молчаливо и смутно...
Волновалась улица жизнью минутной.
Мы стояли с тобой молчаливо и смутно.


22 апреля 1896, Валерий Брюсов, "На бульваре".

Сокол

22 апреля. Переводчики

Перед небом я и босый, и голый...
Зря нелегкая часы торопила...
Сердце бьется, словно раненый голубь,
Залетевший умирать под стропила...

Ну, не вышло из меня капитана!
Обнесла судьба пенькой и штормами,
Не оставила других капиталов,
Кроме слов, что завалялись в кармане.
Вот и жарю их теперь каждый вечер,
Нанизав строкой, как мясо на шпажку.
Даже с чертом торговаться мне нечем –
На черта ему душа нараспашку?
Толмачом и переводчиком чая,
Задолжавшим и апрелю, и маю,
Полуночную свечу изучая,
Языки огня почти понимаю.
Остальное и не кажется важным.
Согреваясь свитерком ацетатным,
Я однажды стану вовсе бумажным
И рассыплюсь по земле поцитатно.
Дождь заплачет, разбиваясь о ставни,
Нарезая лунный лук в полукольца…
На полях ему на память оставлю
Переводы с языка колокольцев.



22 апреля 2009, «Переводчик, Игорь Царев.


Collapse )
Сокол

22 апреля. Это было недавно, это было давно

1. Давным-давно.

Ветры спать ушли - с золотой зарей,
Ночь подходит - каменною горой,
И с своей княжною из жарких стран
Отдыхает бешеный атаман.

Молодые плечи в охапку сгреб,
Да заслушался, запрокинув лоб,
Как гремит над жарким его шатром -
Соловьиный гром.


22 апреля 1917, Марина Цветаева, «Стенька Разин».


Collapse )