April 29th, 2016

Сокол

29 апреля. К перу!

Эти строки были прочитаны автором на публичном заседании Общества любителей российской словесности 200 лет назад - 29 апреля 1816 года ( Информация из ВИКИТЕКИ).

Перо! Тебя давно бродящая рука
По преданной тебе бумаге не водила;
Дремотой праздности окованы чернила;
И муза, притаясь, любимцу ни стишка
Из жалости к нему и ближним не внушила.
Я рад! Пора давно расстаться мне с тобой.
Что пользы над стихом других и свой покой,
Как труженик, губить с утра до ночи тёмной
И теребить свой ум, чтоб шуткою нескромной
Улыбку иногда с насмешника сорвать?
Довольно без меня здесь есть кому писать;
И книжный ряд моей не алчет скудной дани.
К тому ж, прощаясь, я могу тебе сказать:
С тобой не наживу похвал себе, а брани.
Обычай дурен твой, пропасть недолго с ним.
Не раз против меня ты подстрекало мщенье;
Рождённый сердцем добр, я б всеми был любим,
Когда б не ты меня вводило в искушенье.
Как часто я, скрепясь, поздравить был готов
Иного с одою, другого с новой драмой,
Но ты меня с пути сбивало с первых слов!
Приветствием начну, а кончу эпиграммой.

Collapse )
Есть свой черёд всему — трудам, успокоенью;
И зоркий опыт вслед слепому заблужденью
С светильником идёт по скользкому пути.
Рассудку возраст есть; но в летописях света
Наш любопытный взгляд едва ль бы мог найти
От ремесла стихов отставшего поэта.
Он пишет, он писал, он будет век писать.
Ни летам, ни судьбе печати не сорвать
С упрямого чела служителя Парнаса.
В пелёнках Арует стихами лепетал,
И смерть угрюмую стихами он встречал
Несчастия от муз не отучили Тасса.
И Бавий наш в стране, где зла, ни мести нет
(О тени славные! Светила прежних лет!
Простите дерзкое имён мне сочетанье),
И Бавий — за него пред небом клятву дам —
По гроб не изменит ни рифмам, ни свисткам.
Вотще насмешки, брань и дружбы увещанье!
С последним вздохом он издаст последний стих.
Так, видно, вопреки намерений благих,
Хоть Бавия пример и бедствен и ужасен,
Но наш с тобой разрыв, перо моё, напрасен!
Природа победит! И в самый этот час,
Как проповедь себе читал я в первый раз,
Коварный демон рифм, злословцам потакая
И слабый разум мой прельщеньем усыпляя,
Без ведома его, рукой моей водил
И пред лицом судей с избытком отягчил
Повинную главу ещё виною новой.
С душою робкою, к раскаянью готовой,
Смиряюсь пред судьбой и вновь дружусь с пером.
Но Бавия вдали угадываю взором:
Он место близ себя, добытое позором,
Указывает мне пророческим жезлом.


1816, "К перу моему", Петр Вяземский.
I am

Вера Кузьмина. Стеша, стара дева

Грязь да известь слева,
В глине правый лацкан:
Стеша, стара дева
Горки Вороняцкой.
Серый щеки лижет,
Шибко он хороший...
Тятя-то - от грыжи,
Мамку сбила лошадь.
Севка, Галька, Петя,
Маша, Танька, Соня.
Над Вороньжей ветер,
Облака - что кони.
Три сестры да братцы,
Пара - два погодка...
Хоть к кому прижаться
По такой погодке.
Сбоку-то - Варавва,
Обнял-то - Иуда.
Мне - кормить ораву?
Ты прости, не буду.
Ягоды-то волчьи,
Нет тебе сугрева.
Отвернулась молча
Стеша - стара дева.
Лет прошло - что кочек,
Хочешь - забери их.
Марфы - двое дочек,
А одна - Мария.
Сыновей-то двое,
Пиджачок да китель:
Первый вырос - воин,
А второй-то - мытарь.
Стары девы - Богу,
Не разгульным мордам:
В дальнюю дорогу
Провожали мертвых,
Шили-вышивали
Тихи Божьи женки
Кружева да шали,
Ризы да пеленки:
Нитка - вправо-влево,
Замелькали спицы...
Стеша, стара дева
Руския землицы...