July 1st, 2016

I am

1 июля. Следы памяти-1

Я помню нежность ваших плеч
Они застенчивы и чутки.
И лаской прерванную речь,
Вдруг, после болтовни и шутки.


Волос червонную руду
И голоса грудные звуки.
Сирени тёмной в час разлуки
Пятиконечную звезду.

И то, что больше и странней:

Из вихря музыки и света —
Взор, полный долгого привета,
И тайна верности… твоей.


1 июля 1914, Александр Блок.

______________________________________________________


















У тонкой проволоки над волной овсов
Сегодня голос — как тысяча голосов!

И бубенцы проезжие — свят, свят, свят —
Не тем же ль голосом, Господи, говорят.

Стою и слушаю и растираю колос,
И тёмным куполом меня замыкает — голос.

* * *

Не этих ивовых плавающих ветвей

Касаюсь истово, — а руки твоей.

Для всех, в томленьи славящих твой подъезд, —
Земная женщина, мне же — небесный крест!

Тебе одной ночами кладу поклоны,
И все́ твоими очами глядят иконы!


1 июля 1916, Марина Цветаева, десятое из стихов Ахматовой.

I am

1 июля. Следы памяти-2

Трущобный двор.
                         Фигура на углу.
Мерещится, что это Достоевский.
И ходит холод ветреный и резкий.
И стены погружаются во мглу.
Гранитным громом
                           грянуло с небес!
Весь небосвод в сверкании и в блеске!
И видел я, как вздрогнул Достоевский,
как тяжело ссутулился, исчез.
Не может быть,
                      что это был не он!
Как без него представить эти тени,
и странный свет,
                        и грязные ступени,
и гром, и стены с четырёх сторон?!

Я продолжаю верить в этот бред,
когда в своё притонное жилище
по коридору,
                  в страшной темнотище,
отдав поклон,
                    ведёт меня поэт...

Collapse )
I am

1 июля. Поэтово лето

Вязнут пчелы в медовом растворе,
 Вязнет время в песочных часах,
 Вязну я в невесомом просторе
 С переспелой травинкой в зубах..


1 июля 2006 года, «Лето»,
Юрий Воротнин


Жалко косить колокольчики, жалко
Пламень гасить голубой зажигалки,
Пусто, как скосишь, в саду.
Надо косить колокольчики, надо,
Что-то отрада заросшего сада
Буйствует в этом году.

Скосишь когда колокольчики – колко,
Стынет косилка-коса-кофемолка,
Птица свистит на сосне.
Так от покоса пройдёт до покоса
Жизнь, что сколочена криво и косо,
Но, сколько радости в ней!

Как ни коси колокольчики летом,
Месяц пройдёт – они с новым балетом,
Так же и мы, дорогой!
Как нас косая коса ни косила,
Вновь поднимала нас тайная сила,
Луг выгибала дугой.


1 июля 2008 года, «Колокольчики»,
Алексей Ивантер


Садилось солнце, как вельможа,
Клонилось лето к сентябрю.
Ты останавливал прохожих,
Чтоб посмотрели на зарю.

Они шагали торопливо,
Был вечеру никто не рад,
А мы с тобою пили пиво
За тот единственный закат.

Садилось солнце, как вельможа,
Клонилось лето к сентябрю…
И ты остановил зарю,
Чтоб посмотрела на прохожих.


1 июля 2009 года, «Сергею Самойленко»,
Дмитрий Мурзин



Грусть моя истончается, чтобы остаться во мне,
словно дождь на окне, достающийся в каплях - по капле...
Дни слепив пластилином, неделя предстанет полней,
раздаваясь во мне воронёнком, учащимся каркать...

Расставляя во мне всех солдатиков прошлых боёв,
равнодушно стирает с их лиц ожидание боли.
Покажи мне какой-нибудь прячущий сны водоём,
чтоб – хотя бы козлёнком – напиться другою судьбою…

Рассекла, как страницу - ножа белокожая сталь,
разделила на "после " и "до" - перекрёстков не будет...

...Лето смотрит в июль, пролистав меня, перелистав...
И подклеив - для буден...

Грусть моя истончается, помня про нить и иглу,
да сшивает часы, наметав исключительно грубо...

Коростелем июнь навсегда пробежал по стволу...
Прижимает закат к небу синему красные губы...


1 июля 2013, «Вечером», Дмитрий Ревский,
Rewsky
I am

1 июля. Детали автопортрета

По  утрам  разгорается  ветер,
Выдувает  из  бездны  рассвет.
И  живу  я,  как  будто  бессмертен,
Не  жалея  ни  зим  и  ни  лет.

Кто-то  жизни  моей  не  заметит.
Кто-то  тихо  прошепчет  во след:
"Как  живёт  он!  Как  будто  бессмертен!
Не  жалеет  ни  зим  и  ни  лет".


1 июля 2009 года
,
Юрий Воротнин

Когда я пойму, как играют в бейсбол
И съем золотой эчпочмак
Я кану, я сгину, я спрячусь под стол,
Как старый непарный башмак.

А там – паутины косматый туман
Вконец убаюкает плоть,
И я позабуду тот дивный обман,
Который дарует Господь.

Тот дивный обман!
Он морочил мой дух
И тело вертел кувырком,
А я – не живее, чем плюшевый Пух,
Растерзанный злобным щенком.

Хотя я старался и did all my best,
Водил на престол королев,
Я - розыгрыш инопланетных существ,
Космический мусор и блеф.

К порогу скользнёт зазевавшийся луч,
Пылинки закружит в рулон
Я самый сусамый из всех тамагуч,
Я, можно сказать, эталон.


1 июля 2010 года, «Тамагочи»,
Макс Зимов

Да к чёрту всё! И пусть никто не пишет
полковнику и даже жалкой тле.
Я умудрился пережить и выжить
на этой незатейливой земле.
У половины века ли спрошу я
во что мне обошёлся сей пикник?
Была жена --- умна и хорошуля,
был верный друг и мудрый духовник.
Я отложил бухгалтерские счёты.
На них мне всё равно не посчитать
какие в жизни были перемёты
и горький мёд, и жёсткая кровать.
Среди блудниц, запоев и таверен
я никогда себе не изменял.
Был слову, мне завещанному, верен
и отвергал прельщения менял.


1 июля 2015 года, «Слова, слова…»
, Ананьев Вячеслав