July 31st, 2016

I am

31 июля. Безотчетные порывы

Земли достигнув наконец,
От бурь спасенный провиденьем.
Святой владычице пловец
Свой дар несет с благоговеньем.
Так посвящаю с умиленьем
Простой, увядший мой венец
Тебе, высокое светило
В эфирной тишине небес,
Тебе, сияющей так мило
Для наших набожных очес.


31 июля 1827 года, «Акафист Екатерине Николаевне Карамзиной»,
Александр Пушкин.



Безотчетные порывы
Мимолетного волненья,
Мимолетные приливы
Безотчетного томленья!
Грезы юности желанной,
Отблеск страсти пережитой,
Свет весны моей туманной,
Безо времени забытой, -
Всё мелькает предо мною
В них нестройной вереницей -
Потухающей зарею,
Отдаленною зарницей...
Нет вам смены, нет забвенья,
Мимолетные порывы
Безотчетного волненья!
Для меня полны значенья
Безотчетные приливы
Мимолетного томленья!..


31 июля 1890, Аполлон Коринфский.


Нa закат, на зарю
Долго, долго смотрю.

Слышу, кровь моя бьётся
И в заре отдаётся.

Как-то весело мне,
Что и я весь в огне.

Это — кровь моя тает,
И горит да играет

Над моею горой,
Над моею рекой.

Вот заря догорела,
Мне смотреть надоело,

Я глаза затворил,
Я весь мир погасил.


31 июля 1896 года, Федор Сологуб.
I am

31 июля. Безотчетные порывы-2

Наверно так... - На мертвую планету
Сойдет пилот усталый с корабля.
В планшете текст: "Разумной жизни нету.
Давным-давно. Название - Земля"...

Исследуя нутро приборов странных
Почти готовых обратиться в прах,
Стихи найдет он в древней базе данных
На позабытых богом серверах.
Вернувшись на корабль, в шкафу на полку
Положит бластер, флэшку и скафандр,
И робот-врач набьет ему наколку
Со знаком твердым - Пушкинъ Александръ...

Я точно знаю как это бывает.
Я сам в одной из солнечных систем
Себя в метро, на улице, в трамвае
Частенько ощущаю "нашим всем".


31 июля 2011, «Стишок про космос и поэтов»,
Чен Ким

Collapse )
I am

31 июля. Цвета нашей звезды-2


Кричало солнце красно-желтым.
И чья-то сильная рука
Вращала землю. Мир был теплым.
Спускался вечер,
И в бока
Высоких, словно горы, зданий,
В рекламный щит, или в плакат,
Лишенный всяческих страданий
Лениво прятался закат.
А я стоял на тротуаре
И все смотрел, смотрел, смотрел,
Как в этом ласковом пожаре
Весь город, словно угли, тлел.
И все казалось безупречным,
И все казалось мне родным.
Всем своим видом
бессердечным...
Всем своим видом
неживым...
...но утром город встрепенется,
Асфальтом улиц изовьется...
И солнце из-за гор кирпичных
Взойдет над миром... как обычно...


Во время дождя на небе случилась радуга.
А как бы дойти, потрогать, но только надо ли.
Луна проглотила яблоко, стала яблоком.
Висит себе и висит, никуда не падает.

Мне кто-то сказал про рай и про что-то странное.
Но рай усыпляет, он миф, он тягуч вне рацио.
Наверное, это сон – там всегда всё плавно.
Кошмаров не знаю – мне просто они не снятся.

Сегодня случилось чудо: мне дочь, одумавшись,
сказала: «ждала я чуда, но вот, одумалась»
А я-то ведь знаю то, что она всех лучше.
Но я, как сидела, так и упала со стула.

Наверное, я жила свою жизнь неправильно.
Наверное, слишком вольно и слишком весело.
Но вот твой ребёнок, поняв про твои печали,
тебя обнимает, целует тебя и крестит –

не это ли благо, не это ль тобой загадано,
не явно, а там, глубОко, почти на острове?..
А дочь из пакета вынула белое яблоко -
прости меня, господи, она ест луну, она ест её.


31 июля 2013 года, «Во время дождя»,
Мария Махова
I am

Яркий день усадьбы Мураново

Вчера весь этот длинный-предлинный, жаркий-прежаркий день провели в любимом месте - музее-заповеднике "Усадьба Мураново", Мы счастливым образом попали в состав весьма представительной делегации друзей музея-квартиры А.Б. Гольденвейзера, которая собралась  поздравить мурановских музейщиков с 200-летием истории усадьбы, начавшейся с её приобретения в 1816 году семьей отставного генерал-майора Льва Николаевича Энгельгардта (1766 – 1836).  Программа была настолько насыщенной, что, честно говоря, сегодня сил подробно рассказывать, как всё здорово прошло - так именно и было! - не осталось, их хватило только на то, чтобы скомпоновать какой-никакой визуальный ряд этого ярчайшего дня.

Collapse )