August 17th, 2016

I am

17 августа. От жизни той

От жизни той, что бушевала здесь,
От крови той, что здесь рекой лилась,
Что уцелело, что дошло до нас?
Два-три кургана, видимых поднесь...

Да два-три дуба выросли на них,
Раскинувшись и широко и смело.
Красуются, шумят,- и нет им дела,
Чей прах, чью память роют корни их.

Природа знать не знает о былом,
Ей чужды наши призрачные годы,
И перед ней мы смутно сознаем
Себя самих - лишь грезою природы.

Поочередно всех своих детей,
Свершающих свой подвиг бесполезный,
Она равно приветствует своей
Всепоглощающей и миротворной бездной.


17 августа 1871 Федор Тютчев.

______________________________________________
Collapse )
I am

17 августа. Чистые, светлые песни

О, лунная ночная красота,
Я пред тобой опять благоговею.
Пред тишиной и кротостью твоею
Опять немеют грешные уста.

Так непорочна эта чистота,
Так девственна, что омовенный ею
Восторгом я томлюсь и пламенею.
Как эта ночь, будь, о, душа, чиста!

Отдайся вся ее целебной власти,
Забудь земли и помыслы, и страсти,
Дай пронизать себя лучам луны.

И просветленней, бестелесней ночи,
И мира полная, и тишины,
Ты вечности самой заглянешь в очи.


Осташево, 17 августа 1909, К.Р.


Простая песня, грусть простая,
меж дальних веток блеск реки,
жужжат так густо, пролетая,
большие майские жуки.

Закатов поздних несказанно
люблю алеющую лень...
Благоуханна и туманна,
как вечер выцветший, сирень.

Ночь осторожна, месяц скромен,
проснулся филин, луг росист.
Берез прелестных четко-темен
на светлом небе каждый лист.

Как жемчуг в раковине алой,
мелькает месяц вдалеке,
и веет радостью бывалой
девичья песня на реке.


17 августа 1919, Владимир Набоков.





1
белое, вдаль раскрываясь, в полёте
небу обхватывает объём,

но распускается перьями вётел
сребро-зеленое в голубом:

чистое – до основанья, до точки –
в ряби, сквозь воздух, – вверх, в высоту…

мальчика тело на гибких носочках,
пальчиках тонких – бежит по песку.

в быстрой безмерности детского танца
– солнечных брызг, огневых пузырей –

в волны войти, погрузиться, отдаться,
в кольца разлиться, песком распластаться,
в золоте плыть по вечерней заре…


2
радуйся, пой, подставляя лицо
света с водою переплетенью:

с синей каймой золотое кольцо
дивно скрепляется черною тенью.

вся облаченная в ризу, Ока
солнце крещает в ивовой купели.

странный твой свет будет тенью, пока
облак стремительные века
вдаль улетят…

летят…

…улетели.



17 августа 2014 года, "Крещение солнца", rassvet45
I am

17 августа. 20 век. Ангел-Хранитель во мгле

Стихов много. Много больших, несколько баллад. Сначала хотел разбить на части. Но боюсь, что что-то в восприятии при этом потеряется. Пусть пока будут вместе и в хронологическом порядке, он дает дополнительный смысл.

Люблю Тебя, Ангел-Хранитель во мгле.
Во мгле, что со мною всегда на земле.

За то, что ты светлой невестой была,
За то, что ты тайну мою отняла.

За то, что связала нас тайна и ночь,
Что ты мне сестра, и невеста, и дочь.

За то, что нам долгая жизнь суждена,
О, даже за то, что мы - муж и жена!

За цепи мои и заклятья твои.
За то, что над нами проклятье семьи.

За то, что не любишь того, что люблю.
За то, что о нищих и бедных скорблю.

За то, что не можем согласно мы жить.
За то, что хочу и смею убить -

Отмстить малодушным, кто жил без огня,
Кто так унижал мой народ и меня!

Кто запер свободных и сильных в тюрьму,
Кто долго не верил огню моему.

Кто хочет за деньги лишить меня дня,
Собачью покорность купить у меня...

За то, что я слаб и смириться готов,
Что предки мои - поколенье рабов,

И нежности ядом убита душа,
И эта рука не поднимет ножа...

Но люблю я тебя и за слабость мою,
За горькую долю и силу твою.

Что огнем сожжено и свинцом залито -
Того разорвать не посмеет никто!

С тобою смотрел я на эту зарю -
С тобой в эту черную бездну смотрю.

И двойственно нам приказанье судьбы:
Мы вольные души! Мы злые рабы!

Покорствуй! Дерзай! Не покинь! Отойди!
Огонь или тьма - впереди?

Кто кличет? Кто плачет? Куда мы идем?
Вдвоем - неразрывно - навеки вдвоем!

Воскреснем? Погибнем? Умрем?


17 августа 1906, Александр Блок, «Ангел-Хранитель».

Collapse )
I am

17 августа. Чай из строк

Чай на травах под дёготь заваривал,
Доводил на спокойном огне
И в лицо мне легко выговаривал,
Всё, что долго темнело на дне.

Я внимал неожиданным истинам,
Шёл по краю и чуял, увы,
После слов его, вбитых, как выстрелы,
Мне теперь не сносить головы.

Попрощались. Я в дождь-непогодину,
Как осиновый лист, полетел
И смотрел по-другому на родину,
И её по-другому жалел.

17 августа 2010 года, Юрий Воротнин

знать заранее все бормотания
все уруру
кормить с ладони
иди сюда
здесь никто не тронет
ну как ты там на большом ветру
ну как ты там в этом странном дне
у этих окон
открытых настежь
ну что ты плачешь
ну что ты плачешь
не надо плакать
не надо
не…

блик случайный
луна свеча ли
кусочек льда в голубом бокале
не в облака ли
вода стекло
смотри земля нас с тобой качает
смотри земля нас с тобой качает
как и в начале
волна весло

мы всё забудем мы всё забудем
открутим ленту поставим
чай
беды не будет
беды не будет
нет нет
не будет
земля кача…

17 августа 2014 года, «знать заранее», Мария Махова

I am

17 августа. На краю над бездной

Дует ветер с чужой стороны,
Завывает в немерянных далях.
От рождения чувство вины
Растолковано мне на скрижалях.

Одарили, смеясь, ярлыком,
Расписали затылок ли, лоб ли,
И живу на земле дураком,
И впрягаюсь в любые оглобли.

Но попробуй меня валуном
Докатить до последнего края -
Опрокинутся реки вверх дном,
И земля отворится сырая.

Оправданья судьбе не ищу,
И, межой затянувшись  уездной,
Жизнь свою обращаю в пращу
И с возмездьем взлетаю над бездной.


17 августа 2013 года
, Юрий Воротнин

The Catcher in the Rye


Понимаешь, я себе представил, как маленькие
ребятишки играют вечером в огромном поле, во ржи.
Тысячи малышей, и кругом - ни души, ни одного взрослого,
кроме меня. А я стою на самом краю скалы, над пропастью,
понимаешь? И мое дело - ловить ребятишек, чтобы они не
сорвались в пропасть. Понимаешь, они играют и не видят, куда бегут,
а тут я подбегаю и ловлю их, чтобы они не сорвались. Вот и вся моя работа.
Стеречь ребят над пропастью во ржи. Знаю, это глупости, но это
единственное, чего мне хочется по-настоящему. Наверно, я дурак.»


Джером Сэлинджер, «Над пропастью во ржи»



Детка, остынь – сядь в сторонке и отдохни; хватит драться – костяшки не успевают заживать; да, жизнь бывает на вкус стрихнин – так ведь всё-таки не убивает; ну, давай - полной грудью сейчас вздохни, воздух мартовский согревает.
Да, эта девочка въелась под кожу так, что не выйдет без ампутаций, но ведь стих подойдет тебе вместо жгута, нужно просто сейчас собраться – и отсечь всё лишнее, лишь тогда с этой хворью получится разобраться.

Да, конечно, бывает страшно, ну а кому
не бывает – таких давно уже не встречалось;
если жить столько времени одному –
то любое сердце давно б скончалось;
но любовь, малыш, это всё-таки не хомут,
как бы она, ладони свивая в жгут,
у тебя на шее тоненькой не качалась.

Ну, иди вперёд, нападай весной – и не важно какое здесь время года; будь мужчиной, пожалуйста, и не ной – накрывает девятым валом, шальной волной, тонет мир под крышкою небосвода, после каждой любви – ты как будто Ной, ты выходишь на берег, весь мир – иной: пустота, тишина, свобода.
После каждой любви наступает страх – всё, приплыли, кому ты нужен? Детка, слушай, какой тут крах?! Океан отступит, оставив лужи, из ковчега сердца на всех парах жизнь вываливает наружу –
заново изобретает велосипед, обживает пространство и строит планы; да, за этим приходит время для бед – да, твои возвратятся раны, просто с ними придёт и черёд побед – будут новые люди, слова и страны…

Боль – лучший признак того, что жив,
так что радуйся – ты нынче живее многих,
просто выспись – и отправляйся новые рубежи
покорять, а когда на твой дороге
вдруг покажется пропасть, и задрожит
всё нутро, заходясь в тревоге –
притаись тихонечко на межи,
вспоминая простые строки:
«Тот, кто служит ловцом во ржи –
никогда не окажется одиноким».


Март 2008-17 августа 2009
I am

17 августа. Путь на небеса

То тёмные леса,
То ледяное поле...
Весь путь на небеса -
Преодоленье боли.

Ещё совсем чуть-чуть,
Чеканит посох гулко,
И путь уже не путь,
А тихая прогулка.

И слаще мёда соль,
И ласкова прохлада,
И боль уже не боль,
А поздняя услада.


17 августа 2008 года
, Юрий Воротнин

Я пичуга, живущая в зарослях леса ритмических строк,
Я вчера и сегодня, и завтра такой себе маленький бог,
Властелин ускользающих смыслов и ярких, но зыбких чудес,
Вмиг построивший замок воздушный, сияющий, легкий на вес.

Дайте только возможность парить и рулады свистать с хрипотцой,
Дайте только дышать ароматной пьянящей весенней пыльцой,
Я такое спою, я открою такие сквозные миры,
Что вы будете плакать от счастья в плену неподкупной игры.

Этой странный, крутой и, никем не предсказанный, жизни разбег
Так прекрасен и ярок, как первый, не вовремя выпавший снег.
Я не знаю, кто дал мне сей шанс — овладеть золотым ремеслом,
Но я вышел творить, рассекая пространство и время веслом —

Звуком, словом, эмоцией, возгласом — как ты его ни зови —
Это то, что влечет, что на уровень выше и чище любви!
Разрешите взлететь, синим небом напиться, дотронуться звезд…
Я такой же, как вы?.. Вы смеетесь! — я Небо целующий дрозд!

17 августа 2010 года, «Всей силой слов. Бахыту Кенжееву», Михаил Рахунов.