October 25th, 2016

I am

25 октября. Горизонтальный дождь

Время глядит сквозь ветки,
прячется в облака.
Время – простые клетки –
шахматная доска.

Девочка, кем ты станешь?
Сбудешься, или нет?
Иль по весне растаешь –
есть и такой сюжет.

- Что там, мой друг, на свете
делается, поймёшь?..
- Это нас ловит в сети
горизонтальный дождь…


25 октября 2009 года, «Время»
, Мария Махова
Collapse )
I am

25 октября. Трагический артист




Актер Олег Борисов, дававший названия своим дневниковым записям, эту, от 25.10.1974, озаглавил: "Трагический артист". В прошлом году я её уже выставлял у себя, но повторюсь и сегодня, надеясь на интерес моих новых читателей к рассказу о Евгении Мравинском, о музыке Шостаковича и Чайковского, о мыслях, рожденных музыкой во время концерта в Лениградской филармонии, на котором Олег Борисов был вместе с сыном Юрием.

Каждый жест распадается на атомы.
Сначала рука долго лежит на пюпитре, на нотах. Как будто окаменев. Зал притих — ощущение мертвости. Он медленно окидывает оком тех, кто расположился на стульях. Их, с инструментами, он пригвоздил, закрепил болтами на время симфонии. Им послан некий заряд, и они уже сидят, как на электрических стульях. Их головы неловко вскинуты — они, прижав инструменты, ждут поворота его головы.
Его правая рука отделяется от пюпитра.
Она взвесилась в душном пространстве Филармонии.
Она сжалась в кулак
Блеснули на левой руке два кольца, одно из них — на мизинце. (Что эти кольца значат?)
Неожиданный вздерг руки — как молния, сверкнувшая где-то радом. Съежилась впереди сидящая дама (не с Кировского ли завода? На афишах Филармонии с удивлением обнаружил такой абонемент: «Для трудящихся Кировского завода». Совсем на шею сели).
Collapse )
I am

25 октября. Между двух станов

Ветер с островов курчавит лужи.
Бомбой взорван воровской притон,
Женщины бредут, дрожа от стужи.
Их шатают ночь и самогон.

Жаркий бой. Жестокой схватки звуки.
Мокрый пар шинелей потных. Мгла.
Медный Всадник опускает руки.
Мойка лижет мёртвые тела.

Но ответ столетий несомненен,
И исход сраженья предрешён.
Ночь запомнит только имя "Ленин"
И забудет прочее, как сон.

Черпая бортами мрак, в века
Тонет тень Скитальца-Моряка.



В ночь на 25 октября 1917, Кутаиси, Тициан Табидзе, « Петербург»

(перевод Бориса Пастернака)

Collapse )