November 8th, 2016

I am

8 ноября. Осенние встречи

Я их хранил в приделе Иоанна,
Недвижный страж, — хранил огонь лампад.

И вот — Она, и к Ней — моя Осанна -
Венец трудов — превыше всех наград.

Я скрыл лицо, и проходили годы.
Я пребывал в Служеньи много лет,

И вот зажглись лучом вечерним своды,
Она дала мне Царственный Ответ.

Я здесь один хранил и теплил свечи.
Один — пророк — дрожал в дыму кадил.

И в Оный День — один участник Встречи
Я этих Встреч ни с кем не разделил.


8 ноября 1902, Александр Блок.

Collapse )
I am

8 ноября. У женщины под шалью

Запечатленный, как рот оракула -
Рот твой, гадавший многим.
Женщина, что от дозору спрятала
Меж языком и нёбом?

Уж не глазами, а в вечность дырами
Очи, котлом ведёрным!
Женщина, яму какую вырыла
И заложила дёрном?

Располагающий ста кумирнями
Идол — не столь заносчив.
Женщина, что у пожара вырвала
Нег и страстей двунощных?

Женщина, в тайнах, как в шалях, ширишься,
В шалях, как в тайнах, длишься.
Отъединенная — как счастливица-
Ель на вершине мглистой.

Точно усопшую вопрошаю,
Душу, к корням пригубившую…

Женщина, что у тебя под шалью?
- Будущее!


8 ноября 1924, «Под шалью», Марина Цветаева.



Тихие сумерки... И разноцветная
медленно меркнущая морская даль.
Тоже тихая и безответная,
розово-серая во мне печаль.
Пахнет розами и неизбежностью,
кто поможет, и как помочь?
Вечные смены, вечные смежности,
лето и осень - день и ночь...

Свечи кудрявятся за тихой всенощной,
к окнам узким мрак приник,
пахнет розами... Как мы немощны!
Радуйся, радуйся, Архистратиг!


1933, "8 ноября", Зинаида Гиппиус.


Он говорит выбрось всё это из головы,
из сердца, из телефона.
Лежи, куда ты бежишь, выспись.
Ведёшь себя, будто дурочка или клоун.
Пора уже возвращаться к нормальной жизни.
Ведь ты не умеешь ни убегать, ни прятаться,
над тобой скоро будут смеяться.
Показывать пальцем в спину или при всех,
говорить вон, видали праведника?
А она говорит нет, я не клоун, я лев,
да только где она, моя тёплая африка?..
Но если тебе так нужно, я ещё потерплю,
только ради тебя, не ища никакой причины.
Мне кажется иногда, что я не живу, а сплю,
я не вижу даже того, что всем очевидно.
А он говорит, - африки твоей нет,
ты больна, это бред, надевай пальто и иди на волю.
А она отвечает ты что, я помню и запах и цвет,
а ты завтракал?.. я сейчас приготовлю.
А он, не вставая с кресла, в экран глядит,
находит нужный канал и ей говорит, не вставая –
вон, я нашёл твою Африку, ну просто с ума сойти!..
А она гладит его по руке – не надо, зачем, не сходи,
это не та совсем африка, у меня другая.


8 ноября 2009 года, «Африка», Мария Махова.
I am

8 ноября. Момент неба


Панельно-блочный дом,
Встопорщенная птица,
Как на аэродром.
На дерево садится
И видит, что в песке
В войну играют детки,
Разодранный пакет
Болтается на ветке,
Фонарь проела ржа,
Собаки в мусор лезут,
Мужчины в гаражах
Ворочают железо,
А в небе голубом
Как будто снова лето,
И вышел на балкон
Злой дядька с сигаретой,
Да позабыл огонь -
И так легко стоится! -
И смотрит вровень он
На дёрганую птицу,
А та, раскрыв крыла,
Мчит прочь, как от погони,
И вновь сырая мгла
На всём честном районе.


8.11.2014, «Момент неба», Александр Дельфинов.


В начале ноября, в подземном переходе,
При отвратительной погоде,
Старуха на аккордеоне
Играет «Брызги шампанского» и поет,
Подземный пешеход ей неохотно подает,
И я не знаю, лучше или хуже
От этой музыки среди рванья и стужи
Становится подземный переход.

Она играет час, три, четыре
И комкает забытые слова.
Я думаю, что роль искусства в мире
Примерно такова.

В разоре, холоде, позоре
К чему возвышенные зовы?
Цветы, растущие на зоне,
Не служат украшеньем зоны.
Ах, может, если бы не музыка,
Не Ариосто, не Басе —
Господь давно б набрался мужества
И уничтожил это все.

Искусство не сводится к скудным схимам,
Не костенеет под властью схем
И делает мир чуть более выносимым,
А если вглядеться, невыносимым совсем.


8.11.2014, Дмитрий Быков для Новой газеты.