December 2nd, 2016

I am

2 декабря. Зимние сны

1. 19-й век.
Поднимаю бессонные взоры
И луну в небеса вывожу,
В небесах зажигаю узоры
И звездами из них ворожу,

Насылаю безмолвные страхи
На раздолье лесов и полей
И бужу беспокойные взмахи
Окрыленной угрозы моей.

Окружился я быстрыми снами,
Позабылся во тьме и в тиши,
И цвету я ночными мечтами
Бездыханной вселенской души.


2 декабря 1896, Федор Сологуб.

Collapse )
I am

2 декабря. Под холодной фатой тумана

На город упали туманы
Холодною белой фатой...
Возникли немые обманы
Далекой, чужой чередой...

Collapse )
I am

2 декабря. Простые заботы

по стихам нашего времени.

Санный мастер дядя Ваня Дедов –
вот кто с нетерпеньем ждал зимы! –
порядовным нашим стал соседом
в небольшой деревне, куда мы
жить перебрались из захолустья
(мне отсюда ближе – в первый класс).
Он один такой, кто в дом свой пустит
на постой цыган. И всякий раз
когда трактом ехали цыгане –
им лишь знать – откуда и куда,
привечал их только дядя Ваня.
И цыгане – разные всегда
(видимо, их почта разносила –
там живёт, мол, человек простой)
по неделе набирались силы,
став у дяди Вани на постой.
И всегда – зимой, всегда – по снегу,
две иль три подводы всякий раз.
Дядя Ваня домом и ночлегом
был цыганям угодить горазд
потому, наверно, что цыгане
(их, цыган, попробуй – обмани!)
покупали новенькие сани
у него, и даже не одни.
Мы – из любопытства, не без страха
с местной ребятнёй бывали там:
в доме дяди Вани – конский запах,
хомуты и сбруя по углам
громоздились, шубы из овчины.
И чудным каким-то языком
говоря, цыганские мужчины
за столом сидели – босиком.
А цыганки по домам – на счастье,
просто так – ходили погадать.
…Дядя Ваня был хороший мастер –
тут не мне - цыганям лучше знать.
И теперь, когда везут цыгане
на машинах разное шмотьё,
я невольно вспомню дядю Ваню,
вспомню наше прошлое житьё.
Будто снова вижу: дядя Ваня
(мы вокруг толпимся – ребятня),
новые испытывает сани –
вводит в них цыганского коня.
И как мы с мальчишками елозим
на санях… Цыганский конь бежит,
и скрипят полозья на морозе,
и летит снежок из-под копыт…


2 декабря 2006 года, «Санный мастер, Александр Росков, Roscov

В безумном мире есть одна забота:
Болеет яблоня, и стонет при ветрах.
Кору теряет. Стынет у забора,
Но яблоки лелеет на ветвях.

Перезимует? Ствол измазан глиной,
Ломает ветки непосильный груз,
Зима пребудет яростной и длинной,
И потому тревожна эта грусть.

Грибов и яблок - столько не бывает!
Старухи каркают о бедах и войне...
Но яблоня моя стоит живая,
Дай Бог, она проснётся по весне.


2 декабря 2016,
Ян Бруштейн