December 4th, 2016

I am

Вера Кузьмина. Гришка Отрепьев

Царь Отрепьев едет по жену,
Развеселый, пьяненький в умат,
А за ним сорока по жнивью,
Все стрекочет, дуру не унять.
"Эх, Маринка, нищим - караси,
Нам - стерлядка с вилочки да в рот.
Отчего так любят на Руси
Самозванцев, пьяниц и воров?
Кыш, сорока! Дура, осержусь!"
А сорока трёкает с ворот:
"Чи-чи-чи...кого полюбит Русь,
Непременно первого убьёт."
Буль-буль-буль - баклажечка в руке...
"Был, Маринка, я совсем дитём -
Зарубили батю в кабаке...
Так, литвин...в кафтане золотом.
Вот с того кафтанчика с шитьём
Захотелось в злате - не в золе..."
"Чи-чи-чи...доцарствуешь шутом -
Так ведётся в руския земле".
Буль-буль-буль... "Дарёное кольцо
Не забыла в польской стороне?
А у спящих - Божие лицо,
А у деток - Божие вдвойне.
Всё сыздетства...вот куда дошёл,
Признаёт сама царица-мать."
"Чи-чи-чи...дитёнком - да в подол:
Спрячь, Марина - лезут убивать."
Буль-буль-буль..."Да черти понеси
Тварь-сороку в чёрные кусты!"
...а в лице первейших на Руси
Самозванца видятся черты,
И по жизни - много на кону,
Детям - в игры взрослые играть,
Гришкам - лапать русую страну,
Нехорошей смертью помирать.
Буль-буль-буль, баклажка...чи-чи-чи.
Скачет лошадь с Гришкой по траве,
А в суме - Маринке калачи,
На неделю хватит на Москве...


I am

4 декабря. Зимняя река

Ты вся была когда-то – облака,
И, наклонившись, будто пёс над миской,
Июньский рыжий день тебя лакал,
Дивясь тому, что небо вдруг так близко.

Ты – теплая, и даже в декабре,
Когда немеет, застывая, слово,
Ты, как спасатель, пробиваешь брешь
В моем неожидании благого.


4 декабря 2012, «Зимняя река», Татьяна Комиссарова