January 11th, 2017

I am

Вера Кузьмина. Скуластое

Вот избенка у болота,
В трех окошках ни огня,
В ней глядит со старых фоток
Сплошь скуластая родня:
Фриц ухлопал, сбило дышлом,
Эх, Вороньжа-Бараба...
Тоже я скуластой вышла,
Как расейская судьба.
Ведь скуласты - ёна-мама -
Земледельцы-мужики,
Инвалиды с Валаама
И умельцы из Чеки.
Всех мытарит да мотает,
Ёлы-палы, вот те на:
Тяжела ты, не святая,
Крутоскулая страна,
Тяжела, но лучше дома,
Где впиталось в плоть и кровь:
Нескуласто, невесомо -
Значит, сроду не любовь...

10 января 2017 года, Вера Кузьмина, Веник Каменский
I am

11 января. Ниточка памяти

Я потянул ее, когда в поисках стихов для подборки этого дня попалось мне на глаза стихотворение Алексея Ивентера "Виндавский вокзал":
Collapse )
А про художника я вам как-нибудь в другой раз расскажу. Это отдельная ниточка памяти. Яркая, но длинная, пусть свёрнутая в клубок у меня пока побудет )
I am

11 января. Цыганская шуба и своя рубаха

    "С Рождества цыган шубу продаёт..."
             (Народная примета)


Миновало, прошло Рождество
с песнопеньем в церквах и соборах.
За порогом - зимы торжество,
треск мороза и снежные горы.

Да, морозы стоят на Руси
настоящие, русские, с треском!
Прямо в воздухе иней висит
и блестит металлическим блеском.

Дым печной сквозь морозный туман
тянут к небу кирпичные трубы.
А по улице ходит цыган,
продаёт свою новую шубу.

Продаёт! И не в шутку - всерьёз!
Все цыгану известны приметы.
Знает он: хоть зима - на мороз,
только солнце свернуло на лето.

Он-то знает, что скоро - весна...
Месяц-два, коль прикидывать грубо -
и кому она будет нужна -
дорогая овчинная шуба?

Пусть вокруг ещё холод и лёд,
и зима ещё в самом азарте.
Но на шубу цена упадёт
в феврале, а особенно - в марте.

А в апреле распустится снег,
в путь далёкий отправится табор,
и поднимут цыгана на смех
вместе с шубой цыганские бабы.

Пусть она у него и одна,
и без шубы пока будет туго -
вон, весна за горами видна,
за морозом видна и за вьюгой.

Вон - цыган по дороге идёт.
На плече - шуба тяжкою ношей...
Пожалей же цыгана, народ.
Хоть товар дорогой, но хороший!


11 января 2004 года, «Цыганская шуба», Александр Росков
, Roscov


Песни голода и страха за разбитой слободой,
Окровавлена рубаха - так сходили за водой,

Что-то ёбнулось в Казани, что-то варят в казане,
Но помрёшь под образами на любимой стороне.

Ходит шиша по Уралу, едет крыша на Москве,
Перекуй своё орало ты на дырку в голове,

Девки по воду ходили, приносили в подолах,
Клювы вороны сточили на злачёных куполах,

Стрельнут в небо голубое, крикнут в поле "эге-гей!",
Слободу возьмут без боя, навезут в неё ****ей,

Таковы у нас порядки и устои таковы -
Не на грядки, так на ****ки, а чуть что "иду на вы",

Ой, вы, глазоньки косые, ой, ты, меря да чухна,
Ой, ты, матушка Россия, золотая сторона!


11 января 2008 года,
Алексей Ивантер
I am

11 января. Обретение потерь


Тема будет раскрыта в семи (+1) стихах, которые появились благодаря вдохновению, родившемуся на фоне утрат.
Collapse )
I am

11 января. На закате

Помнишь вечер розовый?
Гас закат вдали,
Рощицей березовой
Мы с тобою шли.

Помнишь, сели рядом мы
На прогнивший пень,
Провожая взглядами
Уходящий день?

С поля пахло сладостно
Скошенной травой,
И по-детски радостно
Было нам с тобой.

Ласкою стыдливою
Твой светился взгляд…
А когда, счастливые,
Мы пошли назад

В рощице березовой
Гас последний свет…
Помнишь вечер розовый,
Помнишь или нет?!


<11 января 1918 г. Четверг. Москва> Николай Минаев.




Совершенно любое живое –
В неподвижности скрыты узлы,
Континенты, как лодки конвоя,
Или как в караване ослы –
Не торопятся дрейфовать, что ли… -
И на карте то льды, то земля,
То вода – растворение соли,
Облака – как наряд короля,
Хочешь вакуум? – двигайся выше,
Над зелёным и синим пари,
Говори, говори – я не слышу,
Я опять позабыл буквари,
И смотрю то на снег, то на ветку,
На синицу, клеста, снегиря…
На открытую в зарево клетку,
Тихим вечером в ночь января…


11 января 2015, «Тихим вечером. Закат»,
budnitsky Илья Будницкий.

Бедное мое тело
Разрезано вкривь и вкось.
Солнце закатное село,
И свидеться не удалось.

Красный рубец на шраме
Выглядит так светло.
Закат в деревянной раме
Чуть золотит стекло.

Сколько еще осталось,
Ветреных этих лет,
Солнцу присуща усталость,
Последней надежде – нет.

Надену опять хламиду.
Выйду в зеленый сад.
Я пережил обиду
Жизнью, скитаясь, над.

Павлины смешны, как дети,
Луна черна и влажна.
Справа по лавкам – дети,
Слева моя княжна.

Сам пропадаю в раже
Уймы насущных дел.
Я бы не умер даже
Если бы захотел.


«Закат в деревянной раме», 11 января 2016 года.
Леонид Латынин, latynin