January 23rd, 2017

I am

23 января. Первое стихотворение Евгения Боратынского,

которое дошло до наших дней, - "Хор, петый в день именин дяденьки Богдана Андреевича Боратынского его маленькими племянницами Панчулидзевыми":

Родству приязни нежной
Мы глас приносим сей,
В ней к счастью путь надежной,
Вся жизнь и сладость в ней.
Хоть чужды нам искусства
С приятством говорить,
Но сердца могут чувства
Дар тщетный заменить.
Из благ богатых света,
Усердьем лишь одним,
Чем можем в детски лета,
Мы праздник сей почтим.
Весны в возобновленье!
Средь рощей, средь полей
Так птички возвращенье
Поют цветущих дней.
Увы! теперь природы
Уныл, печален вид;
Хлад зимней непогоды
Небесный кров мрачит.
И в ведро и в ненастье
Гнетут печали злых, —
Но истинное счастье
Нигде, как в нас самих.
Смотрите, как сияет
Во всех усердья дух,
Как дышит всё, блистает
Веселостью вокруг.
Средь грозных бурь смятений,
Хоть гром вдали шумит,
Душевных наслаждений
Ничто не возмутит.
Хоть время невозвратно
Всех благ лишает нас,
Увы! хоть слишком внятно
Судеб сей слышен глас, —
О пусть всегда меж нами
Жизнь ваша лишь течет,
И дружба под цветами
Следы сокроет лет.


23 января 1817 года.


История сего стихосложения такова.

В 1805 году Мария Андреевна Боратынская вышла замуж за дворянина Ивана Давыдовича Панчулидзева (1759–1815 г. г.). В этом же году Мария Андреевна (1781–1845 г.г.) получила в подарок от своего брата Богдана Андреевича Боратынского часть имения в селе Вяжля, Кирсановского уезда, Тамбовской губернии, которое тому было пожаловано императором Павлом Первым на двоих вместе с братом генералом-лейтенантом Абрамом Андреевичем Боратынским, у которого в марте 1800 года родился здесь сын, нареченный Евгением. Адмирал Богдан Андреевич в 1805 году вышел в отставку и поселился в имении своих родителей, в селе Голощапово, Бельского уезда, Смоленской губернии и зажил там холостяцкой жизнью, а Абрам Андреевич с женой и детьми еще в марте 1804 года перебрался из села Вяжля во вновь отстроенное имение Мара того же Кирсановского уезда. У Панчулидзевых Ивана Давыдовича и Марии Андреевны было три дочери, — Екатерина, Анна и Елизавета. Отметим здесь ещё, что генерал-лейтенант Иван Давыдович Панчулидзев, — герой Отечественной войны 1812 года, участник Бородинского сражения и заграничных походов русской армии, вплоть до своей смерти в 1815 году, неоднократно был и подолгу проживал в имении своей супруги, в селе Вяжля. Мария Андреевна Панчулидзева (Боратынская) после смерти мужа в 1815 году, с помощью своего брата Ильи Андреевича Боратынского смогла в этой части села Вяжли создать великолепное имение с кирпично-каменным большим домом.Именно в этом доме, в селе Вяжля, 23 января 1817 года (по старому стилю), в гостях у своей любимой тёти Панчулидзевой М. А., будущий поэт Евгений Абрамович Боратынский и создал своё самое первое стихотворение: «Хор...»

( источник сведений - http://www.tambovlib.ru/index.php?view=editions.authors.43)
I am

23 января. Дела поэтических буден

   Вот письма, все - твои (уже на сгибах тают
    следы карандаша порывистого). Днем,
    сложившись, спят они, в сухих цветах, в моем
    душистом ящике, а ночью -- вылетают,
    полупрозрачные и слабые, скользят
    и вьются надо мной, как бабочки: иную
    поймаю пальцами, и на лазурь ночную
    гляжу через нее, и звезды в ней сквозят.

            23. 1. 1923. Владимир Набоков, «Письма».

Collapse )
I am

23 января. Стихопары. Бунин

Двадцать третий день января интересен тем, что сразу несколько поэтов оставили в своем творчестве пары стихотворений, связанных смыслом содержания.

Начну с Бунина, у которого нашел былинно-летописную пару.

СВЯТОГОР И ИЛЬЯ

На гривастых конях на косматых,
На златых стременах на разлатых,
Едут братья, меньшой и старшой,
Едут сутки, и двое, и трое,
Видят в поле корыто простое,
Наезжают - ан гроб, да большой:

Гроб глубокий, из дуба долбленный,
С черной крышей, тяжелой, томленой,
Вот и поднял ее Святогор,
Лег, накрылся и шутит: "А впору!
Помоги-ка, Илья, Святогору
Снова выйти на божий простор!"

Обнял крышу Илья, усмехнулся,
Во всю грузную печень надулся,
Двинул кверху... Да нет, погоди!
"Ты мечом!" - слышен голос из гроба.
Он за меч,- занимается злоба,
Загорается сердце в груди,-

Но и меч не берет: с виду рубит,
Да не делает дела, а губит:
Где ударит - там обруч готов,
Нарастает железная скрепа:
Не подняться из гробного склепа
Святогору во веки веков!

Кинул биться Илья - божья воля.
Едет прочь вдоль широкого поля,
Утирает слезу... Отняла
Русской силы Земля половину:
Выезжай на иную путину.
На иные дела!


23.I.1916




СОН ЕПИСКОПА ИГНАТИЯ РОСТОВСКОГО

                          Изрину князя из церкви соборныя в полнощь...
                            Летопись


Сон лютый снился мне: в полн`очь, в соборном храме,
Из древней усыпальницы княж`ой,
Шли смерды-мертвецы с дымящими свечами,
Гранитный гроб несли, тяжелый и большой.

Я поднял жезл, я крикнул: "В доме бога
Владыка - я! Презренный род, стоять!"
Они идут... Глаза горят... Их много...
И ни един не обратился вспять.


23.I.1916