January 24th, 2017

I am

24 января. Люди в памяти

Помещенные здесь стихи - о людях, которых помнили или помнят до сих пор.
Collapse )
I am

24 января. В полёте

Горел напрасно я душой,
Не озаряя ночи черной:
Я лишь вознесся пред тобой
Стезею шумной и проворной.

Лечу на смерть вослед мечте.
Знать, мой удел лелеять грезы,
И там, со вздохом, в высоте
Рассыпать огненные слезы.


Афанасий Фет, "Ракета", 24 января 1888 года.


Для состязаний быстролетных
на том белеющем холму
вчера был скат на сваях плотных
сколочен. Лыжник по нему

съезжал со свистом; а пониже
скат обрывался: это был
уступ, где становились лыжи
четою ясеневых крыл.

Люблю я встать над бездной снежной,
потуже затянуть ремни...
Бери меня, наклон разбежный,
и в дивной пустоте - распни.

Дай прыгнуть, под гуденье ветра,
под трубы ангельских высот,
не семьдесят четыре метра,
а миль, пожалуй, девятьсот.

И небо звездное качнется,
легко под лыжами скользя,
и над Россией пресечется
моя воздушная стезя.

Увижу инистый Исакий,
огни мохнатые на льду,
и, вольно прозвенев во мраке,
как жаворонок, упаду.


Владимир Набоков, "Лыжный прыжок", Декабрь 1925,
напечатано: "Руль", 24 января 1926.




Люблю морозное дыханье
И пара зимнего признанье:
Я — это я, явь — это явь...
И мальчик, красный как фонарик,
Своих салазок государик
И заправила, мчится вплавь.
И я — в размолвке с миром, с волей —
Заразе саночек мирволю —
В сребристых скобках, в бахромах, —

И век бы падал векши легче,
И легче векши к мягкой речке —
Полнеба в валенках, в ногах...


24 января 1937, Осип Мандельштам
I am

24 января. За кормой

Лишь отошла земля родная,
в соленой тьме дохнул норд-ост,
как меч алмазный, обнажая
средь облаков стремнину звезд.

Мою тоску, воспоминанья
клянусь я царственно беречь
с тех пор, как принял герб изгнанья:
на черном поле звездный меч.


24 января 1925, Берлин. Владимир Набоков, «Герб».




От Елабуги отходит пароходик на Сарапул -
У него гудок с одышкой и покрышки на боку...
Где-то здесь еще мальчишкой я "сердечко" нацарапал,
А теперь под слоем краски обнаружить не могу.
Мой ровесник тихоходный, старомодные обводы...
Сколько братьев помоложе затерялись на мели!
Им не говорили, что ли, что напрасные свободы
Никого при здешней воле до добра не довели?
...Мог бы в Тихом океане раздвигать волну боками,
А плетешься на Сарапул, как какой-нибудь трамвай...
Только, разве это плохо, что родившийся на Каме
И умрет потом на Каме? Так что, не переживай!
Оглянись на темный берег - видишь женщину с цветами?
Всякий раз она встречает твой нечаянный проход.
Может ты и не прославлен как Аврора и Титаник,
Но ведь тоже для кого-то  - "Главный В Жизни Пароход".
31

24.01.2013, Игорь Царев "Параходик на Сарапул".
I am

24 января. Узоры вдохновения

День за днем, цветущий и летучий,
мчится в ночь, и вот уже мертво
царство исполинское, дремучий
папоротник счастья моего.

Но хранится, под землей беспечной,
в сердце сокровенного пласта
отпечаток веерный и вечный,
призрак стрекозы, узор листа.


24 января 1923, Владимир Набоков, «Узор».



Блаженства всплеск и волн прилив, —
И снова мир и мрачен и пустынен.
И думается: пустоты отлив
В душе моей отнюдь не беспричинен.

Идут как волны годы и стихи —
Взлет радости и вновь тоска нагая.
И думается: годы и стихи
Идут, самих себя опровергая.


24 января 2005, Инна Лиснянская, «Вдохновение».