March 12th, 2017

I am

12 марта. Явления марта

Уже сияет солнце ярко
И в полдень звонко каплет с крыш,
А в вековых аллеях парка
Еще весны не различишь.

Но близок день ее прихода,
Всего неделя – две, и вот
Очнувшись чуткая природа
Гимн возрожденья запоет.

С безумной жаждою простора
С крутых пригорков на поля
Ручьи помчатся скоро-скоро,
Журчаньем слух развеселяя.

И март беспечный птичьей трелью,
Перед своим уходом в день,
Промолвит кроткому апрелю:
«Природу в зелень ты одень!..»

И брату старшему внимая,
Апрель деревьям даст листы,
Чтобы встретить день рожденья мая
И мой в цветеньи красоты.


<12 марта 1916 года. Суббота. Москва> Николай Минаев.


А сугробы подаются,
Скоро расставаться.
Прощай, вьюг-твоих-приютство,
Воркотов приятство.

Веретён ворчливых царство,
Волков белых — рьянство.
Сугроб теремной, боярский,
Столбовой, дворянский,

Белокаменный, приютский
Для сестры, для братца…
А сугробы подаются,
Скоро расставаться.

Ах, в раззор, в раздор, в разводство
Широки — воротцы!
Прощай, снег, зимы сиротской
Даровая роскошь!

Прощай, след незнам, непытан,
Орлов белых свита,
Прощай, грех снежком покрытый,
По снегам размытый.

Горбуны-горбы-верблюдцы —
Прощай, домочадцы!
А сугробы подаются,
Скоро расставаться.

Голытьбе с любовью долг
День весенний, звонный.
Где метель: покров-наш-полог,
Голова приклонна!

Цельный день грызёт, докучня,
Леденцовы зёрна.
Дребезга, дрызга, разлучня,
Бойня, живодёрня.

День — с ремень, ноченька куца:
Ни начать, ни взяться…
А сугробы подаются,
Скоро расставаться…

В две руки беру — за обе:
Ну — не оторвуся?
В две реки из ям-колдобин —
Дорогие бусы.

Расколдован, разморожен
Путь, ручьям запродан.
Друг! Ушли мои ворожбы
По крутым сугробам…

Не гляди, что слёзы льются:
Вода — может статься!
Раз сугробы подаются —
Пора расставаться!


Марина Цветаева, 12 марта 1922.
I am

12 марта. В день памяти Инны Лиснянской

Инна Лиснянская

Инна Лиснянская,фото с сайта Инны Лиснянской

12 марта 2014 года скончалась поэтесса Инна Лиснянская. Ей было 85 лет.


Лишь однажды видел Инну
Львовну,- много или мало?
Говорила - словно глину
неподатливую мяла.

Голос тихий и печальный -
был прокурен и простужен.
И стихами и молчаньем
разговаривала с мужем.

Ей под восемьдесят было,-
невысокая, худая.
Говорила - словно мыла
раму мама молодая.

Говорила, глядя в лица,
как заштопывала бреши,
переделкинская птица
на каспийском побережье.

И держала гордо спину
и ручьём журчало имя...
Лишь однажды видел Инну
Львовну в Иерусалиме.


11 мая 2015, Феликс Чечик.



По тебе, мой дряхлый дом,
— Ах какая жалость! —
Даже в городе Святом
Я истосковалась.

Батареи горячи.
Спичка неуклюжа.
Зажигаю две свечи,
Поминаю мужа.

На тарелочке лежит
Розовое сальце,
В рюмке водочка дрожит —
Неуклюжи пальцы.

Одиночества ковчег…
Ранний март… светает…
Тают свечи… тает снег…
И сиротство тает…


12 марта 2005 года, Инна Лиснянская.
I am

12 марта. Явления марта-2

Шаги пешеходов легки и поспешны.
В сумятице вьющейся тонут дома.
Сегодня на улице тихо и снежно -
в проснувшийся город вернулась зима.

Вчера ещё только рассеяный дворник
песок рассыпал на дымящийся лёд.
И, хвост распушив, озорно и задорно
мяукал на тополе мартовский кот.

И солнце купалось в сиреневых лужах,
сугробы цеплялись за длинный забор.
И грустная-грустная зимняя стужа
пыталась уйти в полусумрачный двор.

Сегодня снежинки летят и не тают.
Трёт ухо рукой постовой на углу.
Но так, между прочим, над ним пролетая,
ворона закаркала - видно к теплу...


12  марта 2006 года, «Мартовское», Александр Росков, Roscov

Дни марта меж собою не в родстве.
Двенадцатый — в нём гость или подкидыш.
Черты чужие есть в его красе,
и март: «Эй, март!» — сегодня не окликнешь.

День — в зиму вышел нравом и лицом:
когда с холмов ее снега поплыли,
она его кукушкиным яйцом
снесла под перья матери-теплыни.

Я нынче глаз не отпускала спать —
и как же я умна, что не заснула!
Я видела, как воля Дня и стать
пришли сюда, хоть родом не отсюда.

Дню доставало прирожденных сил
и для восхода, и для снегопада.
И слышалось: «О, нареченный сын,
мне боязно, не восходи, не надо».

Ему, когда он челядь набирал,
всё, что послушно, явно было скушно.
Зачем позёмка, если есть буран?
Что в бледной стыни мыкаться? Вот — стужа.

Я, как известно, не ложилась спать,
Вернее, это Дню и мне известно.
Дрожать и зубом на зуб не попасть
мне как-то стало вдруг не интересно.

Я было вышла, но пошла назад.
Как не пойти? Описанный в тетрадке,
Дня нынешнего пред... — скажу: пред-брат —
оставил мне наследье лихорадки.

Минувший день, прости, я солгала!
Твой гений — добр. Сама простыла, дура,
и провожала в даль твои крыла
на зябких крыльях зыбкого недуга.

Хворь — боязлива. Ей невмоготу
терпеть окна красу и зазыванье —
в блеск бытия вперяет слепоту,
со страхом слыша бури завыванье.

Устав смотреть, как слишком сильный День
гнёт сосны, гладит против шерсти ели,
я без присмотра бросила метель
и потащилась под присмотр постели.

Проснулась. Вышла. Было семь часов.
В закате что-то слышимое было,
но тихое, как пенье голосов:
«Прощай, прощай, ты мной была любима».

О, как сквозь чернь березовых ветвей
и сквозь решетку... там была решетка —
не для красы, а для других затей,
в честь нищего какого-то расчета...

сквозь это всё сияющая весть
о чём-то высшем — горем мне казалась.
Нельзя сказать: каков был цвет. Но цвет
чуть-чуть был розовей, чем несказанность.

Вот участь совершенной красоты:
чуть брезжить, быть отсутствия на грани.
А прочего всего — грубы черты.
Звезда взошла не как всегда, а ране.

О День, ты — крах или канун любви
к тебе, о День? Уж видно мне и слышно,
как блещет в небе ровно пол-луны:
всё — в меру, без изъяна, без излишка.

Скончаньем Дня любуется слеза.
Мороз: слезу содеешь, но не выльешь.
Я ничего не знаю и слепа.
А Божий День — всезнающ и всевидящ.


12-13-14 марта 1981, Таруса, Белла Ахмадулина,
"Дню 12 марта 1981 года" .
I am

12 марта. У нулевого километра

Всё будет у вас --- просветленье
и светлый пророчества дар,
и умственной лжи затопленье,
и чувств суетливых пожар.

Но если не будет дороги
и в небе звезды путевой,
отсохут и руки, и ноги...
И вновь --- километр нулевой...


12 марта 2016 года, «Всё будет»,
Ананьев Вячеслав


                 " Кто познает себя самого, тот познает и Бога,
                    а познав Бога, он будет подобен Ему"
                   Климент Александрийский.


В слепящей тьме, что есть по сути свет
я путь торю, творя и растворяясь.
Задам вопрос и слушаю ответ,
божественным сознаньем умиляясь.

Мне ни к чему апостол-буквоед,
суть перевравший глупости в угоду;
своей рукой срываю бирку лет
и сам к себе шагаю год за годом.

Познай себя ты прежде всех, поэт!
Зажги звезду в душе своей ранимой.
Подобен Богу станешь в буре бед ---
не чучелом и не игрушкой мнимой.


12 марта 2016 года, «О Боге»,
Ананьев Вячеслав



Боже, неужто Твоя пылающая купина
Взрывами обернулась в разных концах земли?
На разный манер Твои выкрикивая имена,
Новые варвары с новым запалом пришли —
Нету ни фронта, ни тыла: везде война.
Разум мой дремлет, да око моё не спит,
В полном безумье оно озирает места
Дольнего мира, где в дальнем углу манускрипт
Пишет безумец другой: из Египта бежит
Мир до сих пор, на бегу распиная Христа.

                               12 марта 2004, Инна Лиснянская.