March 25th, 2017

I am

25 марта. Песня дня



Бьется в тесной печурке огонь,
На поленьях смола, как слеза,
И поет мне в землянке гармонь
Про улыбку твою и глаза.

Про тебя мне шептали кусты
В белоснежных полях под Москвой.
Я хочу, чтобы слышала ты,
Как тоскует мой голос живой.

Ты сейчас далеко, далеко.
Между нами снега и снега.
До тебя мне дойти не легко,
А до смерти четыре шага.

Пой, гармоника, вьюге на зло,
Заплутавшее счастье зови.
Мне в холодной землянке тепло
От моей негасимой любви.


Алексей Сурков, "В землянке",

25 марта 1942 года опубликовано в газете "Комсомольская правда" ( источник: 0gnev)
I am

25 марта. Тайна Санвичевых островов

Сделай выбор пока не поздно!
Здесь не ценят совсем стихов,
Здесь выслушивают серьезно
Кукарекающих петухов.

Ой вы, люди сохи и горна,
Вам поэзия дело швах,
Но оценят меня, бесспорно,
На Сандвичевых островах!

Collapse )
I am

25 марта. От художника художнику

Грустен и весел вхожу, ваятель, в твою мастерскую:
Гипсу ты мысли даёшь, мрамор послушен тебе:
Сколько богов, и богинь, и героев!.. Вот Зевс громовержец,
Вот исподлобья глядит, дуя в цевницу, сатир.
Здесь зачинатель Барклай, а здесь совершитель Кутузов.
Тут Аполлон — идеал, там Ниобея — печаль…
Весело мне. Но меж тем в толпе молчаливых кумиров —
Грустен гуляю: со мной доброго Дельвига нет;
В тёмной могиле почил художников друг и советник.
Как бы он обнял тебя! как бы гордился тобой!


25 марта 1836, «Художнику», Александр Пушкин.

Collapse )
I am

25 марта. Тогда, в былые времена

Тогда Юпитер был в созвездье Скорпиона,
И, помню, на него с высокого балкона
Любили мы смотреть. Над лоном ясных вод
Он первым виден был, едва небесный свод
Бледнел, покинутый блистательным светилом...
И в полусумраке неверном, легкокрылом,
Один он чуть сиял знакомый, властный друг.
Темнели небеса, верша извечный круг...
Юпитер всё сильней горел, и в тусклом море
Мерцали отблески, сливались в цепь... Но вскоре
Он, движась по небу, над берегом сверкал
И угасал огонь в глуби морских зеркал.
Юпитер всё сильней лучился. В то же время
Являлся близ него, блестя цветами всеми,
Антарес, и своей игривой красотой
Нам помогал понять Юпитера покой.


25.III.1903-23.VI.1911, «Лето 1900 года», Николай Недоброво.
Collapse )
I am

25 марта. Снег марта-1

Сердитый взор бесцветных глаз.
Их гордый вызов, их презренье.
Всех линий — таянье и пенье.
Так я Вас встретил в первый раз.
В партере — ночь. Нельзя дышать.
Нагрудник черный близко, близко...
И бледное лицо... и прядь
Волос, спадающая низко...
О, не впервые странных встреч
Я испытал немую жуткость!
Но этих нервных рук и плеч
Почти пугающая чуткость...
В движеньях гордой головы
Прямые признаки досады...
(Так на людей из-за ограды
Угрюмо взглядывают львы).
А там, под круглой лампой, там
Уже замолкла сегидилья,
И злость, и ревность, что не к Вам
Идет влюбленный Эскамильо,
Не Вы возьметесь за тесьму,
Чтобы убавить свет ненужный,
И не блеснет уж ряд жемчужный
Зубов — несчастному тому...
О, не глядеть, молчать — нет мочи,
Сказать — не надо и нельзя...
И Вы уже (звездой средь ночи),
Скользящей поступью скользя,
Идете — в поступи истома,
И песня Ваших нежных плеч
Уже до ужаса знакома,
И сердцу суждено беречь,
Как память об иной отчизне,—
Ваш образ, дорогой навек...
А там: Уйдем, уйдем от жизни,
Уйдем от грустной этой жизни!
Кричит погибший человек...
И март наносит мокрый снег.

25 марта 1914, Александр Блок.

Collapse )
I am

25 марта. Снег марта-2

К стуже закружилось воронье…
Ввечеру снимаю я с веревки
детское подмерзшее белье –
рубашонки, чепчики, пеленки.

Снег хрустит, растаявший слегка
за день теплый, хлопотный, субботний…
Как судьба, находят облака,
словно знобкий промысл господний.

И стою, прищепку  раздвоив,
на краю глубокого сиротства
так свежо и остро ощутив
радость запоздалого отцовства.

Будто котик вербный в январе
приютился на моей ладони…
И качает ветром во дворе
на резинке варежки сыновни.


25 марта 2009 года,
Сергей Пагын

Синий горизонт – не моё место,
всё бы хорошо, далеко только,
ухожу в себя, но в себе тесно,
прихожу в себя, прихожу долго.
Ладно, ты держись, не снимай шубы,
снег да талый лёд – не сезон платьев…
пациент не жив, но ещё шутит,
пациент не мёртв, но с него хватит…
Хочется тепла и скорей лета,
кто там собирал по углам тени,
за тобой ходил ледяным ветром,
залепил глаза, отобрал время.
Может быть, поймём мы с тобой вскоре,
для чего тоска у виска кружит,
ничего, пройдёт, упадёт в море,
там и пропадёт – ты меня слушай…
Встречи коротки и теперь редки,
так вот и живёшь, дверь закрыв плотно,
расскажи, ты как, расскажи, с кем ты,
кто там у плеча, за плечом что там…
У меня пока всё идёт трудно,
впрочем, ерунда – значит, так нужно…
понимаешь, мне тяжело думать,
что тебе ещё, может быть, хуже.


25 марта 2013,
Мария Махова, mahavam