April 26th, 2017

I am

26 апреля. Апрельский хмель

Лиловые тени легли по последнему снегу,
Журча, по наклонам сбежали ручьями сугробы,
Развеял по воздуху вечер истому и негу,
Апрель над зимой торжествует без гнева и злобы.
Апрель! Но вокруг все объято предчувствием мая,
И ночь обещает быть ясной, и теплой, и звездной…
Ах, тысячи юношей, нежно подругу сжимая,
Свой взор наклоняют теперь над обманчивой бездной.
Весна их пьянит, как пьянила и в глубях столетий,
В жестокие темные годы пещерного века,
Когда первобытные люди играли, как дети,
И мамонт бродячий был грозным врагом человека.
Быть может, вот здесь, где длинеют лиловые тени,
Наш пращур суровый, в любовном восторженном хмеле,
На тающий снег преклоняя нагие колени,
К возлюбленной девушке ник, в тихий вечер, в апреле!
Вот солнце краснеет, скользя за черту кругозора,
Под ласковым ветром дрожат заалевшие ветки…
Вы, девы и юноши! май нас обрадует скоро:
Дышите весной, как дышали далекие предки.


26 апреля 1919, «Апрельский хмель», Валерий Брюсов.


Среди белых полотенец
На роскошном тюфяке
Дремлет дамочка-младенец
С погремушкою в руке.
Ровно месяц эта дама
Существует среди нас.
В ней четыре килограмма,
Это — девочка-алмаз.
А теперь, друзья, взгляните
На родителей Наташи:
У нее папаша — Митя,
Лидой звать ее мамашу.
Поглядите, поглядите
И бокалы поднимите.


26 апреля 1934, Николай Олейников, «Лиде (Семейству Жуковых)».
I am

26 апреля. Два Наполеона

Да, на дороге поколений,
На пыли расточенных лет,
Твоих шагов, твоих движений
Остался неизменный след.

Ты скован был по мысли Рока
Из тяжести и властных сил:
Не мог ты не ступать глубоко,
И шаг твой землю тяготил.

Что строилось трудом суровым,
Вставало медленно в веках,
Ты сокрушал случайным словом,
Движеньем повергал во прах.

Сам изумлен служеньем счастья,
Ты, как пращой, метал войска,
И мировое самовластье
Бросал, как ставку игрока.

Пьянея славой неизменной,
Ты шел сквозь мир, круша, дробя.
И стало, наконец, вселенной
Невмоготу носить тебя.

Земля дохнула полной грудью,
И ты, как лист в дыханье гроз,
Взвился, и полетел к безлюдью,
И пал, бессильный, на утес, –

Где, на раздольи одичалом,
От века этих дней ждала
Тебя достойным пьедесталом
Со дна встающая скала!


26 апреля 1901, «Наполеон», Валерий Брюсов.



Шумя, Европу обняла война,
Глася: «Мир хижинам и гибель тронам!»
Пусть эта брань потом Наполеоном,
В дыму побед, была усмирена.

Навек осталась вскрытой глубина;
Над ней теперь гудело вещим звоном –
Все то, об чем шептали лишь ученым
Намеки книг в былые времена.

Ваграм и Дрезден, Аустерлиц и Иена,
Вы – двух начал таинственная смена;
Толпе открыли вы свободный путь.

Народ рванулся ветром тайн дохнуть…
Но не давал дышать им в полной мере
Все ж топот армий, гулы артиллерий.


<1918>, «Наполеон», Валерий Брюсов.
I am

26 апреля. Добрые слова

Помню-где-то и когда-то
у таежного ручья
уронил я тиховато:
«Люди – родина моя».

Но могучий гул ответа,
словно голос твой, земля,
шел от сосен и от ветра:
«Люди – родина моя».

Понял я, бродя по свету,
человечество – семья,
но семья, где мира нету,
Успокойте вы планету,
люди – родина моя.

Кто душою благороден,
а религия своя,
с ним у нас нет разных родин.
Люди – родина моя.

Я в тебе родился снова.
Ты шепни, любимая,
нашим детям в дар три слова:
Люди – родина моя.

                                                                             
26 апреля 2015, «Люди – родина моя», Евгений Евтушенко.


Лишний раз улыбнись просто так
И скажи людям доброе слово,
Потому что совсем не пустяк
Для кого-то оно… И готова
И «чужая душа» светом к вам
Из «потемок» навстречу пробиться,
Ей же тоже сидеть по углам
Надоело и хочется птицей
И легко и свободно летать,
Был бы знак да какой-нибудь повод…
Что нам стоит друг другу сказать
Лишний раз благодушное слово.
Откликаясь на солнечный луч,
По весне даже пень оживает…
Есть в тебе доброта? Так озвучь –
Лишней в мире она не бывает.


26.04.2016, «О нелишнем»,
Анна Опарина, фото автора:
I am

26 апреля. Песня дня

Пусть в день памяти Инны Гофф( 1928 - 1991) и Валерия Ободзинского (1942 - 1997) это будет "Русское поле".

Песня из кинофильма "Новые приключения неуловимых" ( 1968). Музыка Яна Френкеля, Слова Инны Гофф

Поле, русское поле…
Светит луна или падает снег –
Счастьем и болью вместе с тобою,
Нет, не забыть тебя сердцу вовек.
Русское поле, русское поле…
Сколько дорог прошагать мне пришлось!
Ты моя юность, ты моя воля, -
То, что сбылось, то, что в жизни сбылось.

Не сравнятся с тобой ни леса, ни моря.
Ты со мной, мое поле, студит ветер висок.
Здесь Отчизна моя, и скажу не тая:
- Здравствуй, русское поле,
Я твой тонкий колосок.

Поле, русское поле…
Пусть я давно человек городской, -
Запах полыни, вешние ливни
Вдруг обожгут меня прежней тоской.
Русское поле, русское поле…
Я, как и ты, ожиданьем живу, -
Верю молчанью, как обещанью,
Пасмурным днем вижу я синеву.

Не сравнятся с тобой ни леса, ни моря.
Ты со мной, мое поле, студит ветер висок.
Здесь Отчизна моя, и скажу не тая:
- Здравствуй, русское поле,
Я твой тонкий колосок.

Поле, русское поле


1965, Инна Гофф.
А вот как эту песню пел Валерий Ободзинский.