April 27th, 2017

I am

27 апреля. Старая, старая сказка

Служил я прежде Лизе скромной,
Служил, как долгу гренадир,
Как Дафне добренький сатир.
И чтоб она была довольной,
Я все намеки и желанья
Любил немедля выполнять.
Но наконец без воздаянья
Мечтам был должен отказать.
Я ждал еще, я ждал чего-то,
Надежда мне сулила что-то;
Надежда скрылась - я забыт,
Как дряхлый, старый инвалид.
Но ты, соперница Венеры,
Мои мечты, мои химеры
Желаньем оживила вновь;
И в сердце чистом, непорочном,
Как солнце - в янтаре восточном,
Зажгла безгрешную любовь.
Отнынь прошу, друг новый, нежный,
Царицей будь души моей,
Будь гений добрый и надежный
Моих во мгле текущих дней.
И я в свободные мгновенья,
Желаньям вашим в угожденье,
Раз пять в неделю буду рад
По вкусу дамскому для чтенья
Романов лучших присылать.
А может быть, тебе, мой гений,
Моих неловких песнопений
Когда-нибудь пришлю тетрадь.
Но вы, вы спросите: награда
Велика ль, вольный трубадур?
Червонной пыли мне не надо.
Букет цветов да два-три взгляда -
И я доволен чересчур.


< 27 апреля 1829 > «Послание В.Г.О.», Алексей Кольцов.
I am

27 апреля. В день памяти композитора Скрябина

Александр Скрябин

Он не искал – минутно позабавить,
Напевами утешить и пленить;
Мечтал о высшем: Божество прославить
И бездны духа в звуках озарить.

Металл мелодий он посмел расплавить
И в формы новые хотел излить;
Он неустанно жаждал жить и жить,
Чтоб завершенным памятник поставить,

Но судит Рок. Не будет кончен труд!
Расплавленный металл бесцельно стынет:
Никто его, никто в русло не двинет…

И в дни, когда Война вершит свой суд
И мысль успела с жатвой трупов сжиться, –
Вот с этой смертью сердце не мирится!


17 апреля (старый стиль) 1915, Варшава. «На смерть А.Н. Скрябина», Валерий Брюсов.



ПАМЯТИ СКРЯБИНА
1
Осиротела Музыка. И с ней
Поэзия, сестра, осиротела.
Потух цветок волшебный, у предела
Их смежных царств, и пала ночь темней
На взморие, где новозданных дней
Всплывал ковчег таинственный. Истлела
От тонких молний духа риза тела,
Отдав огонь Источнику огней.
Исторг ли Рок, орлицей зоркой рея,
У дерзкого святыню Прометея?
Иль персть опламенил язык небес?
Кто скажет: побежден иль победитель,
По ком, — немея кладбищем чудес, —
Шептаньем лавров плачет Муз обитель?
2
Он был из тех певцов (таков же был Новалис),
Что видят в снах себя наследниками лир,
Которым на заре веков повиновались
Дух, камень, древо, зверь, вода, огонь, эфир.
Но между тем как все потомки признавались,
Что поздними гостьми вошли на брачный пир, —
Заклятья древние, казалось, узнавались
Им, им одним опять — и колебали мир.
Так! Все мы помнили — но волил он, и деял.
Как зодчий тайн, Хирам, он таинство посеял,
И Море Медное отлил среди двора.
«Не медли!» — звал он Рок; и зову Рок ответил.
«Явись!» — молил Сестру — и вот, пришла Сестра.
Таким свидетельством пророка Дух отметил.


Вячеслав Иванов, опубликовано в "Русское слово" 26 апреля (старый стиль) 1915 года.
I am

27 апреля.

Информационный повод для этого поста я нашел в дневниковой записи Давида Самойлова от 27 апреля 1975 года:

Репетиция.<>С Питером Джеймсом и переводчиком Толей Розенцвейгом обедали в Доме кино. Питер — умный, тонкий, очень выдержанный человек, безмерно уставший от неразберихи нашего театра и непрофессионализма актеров. Хороши Даль и Неелова. <>Питер мне очень мил. В чем-то родствен.<>Питер (наивно): связан ли коммунизм с авторитаризмом?

Речь здесь идет о работе над спектаклем театра "Современник" "Двенадцатая ночь" в постановке английского режиссёра Питера Джеймса. Самойлов в этом проекте участвовал как переводчик и автор текстов песен.
Collapse )
I am

27 апреля. Стихи Бориса Рыжего из переписки с Ларисой Миллер

Эта переписка весны 2001 года была обнародована Ларисой Миллер в шестом номере литературного журнала "Урал" за 2003 год. Вот сегодня выбранные мною выдержики из нее:

От Boris Rizhiy boris@emts.ru
Кому: Ларисе Миллер
Дата: 14 апреля 2001 г.
Дорогая Лариса, я немного болен, лежу в больнице. Забежал домой минут на тридцать. Вашу рецензию сейчас выведу, но прочту опять-таки в гошпитале, из которого меня выпнут дней через десять. Спасибо, что не забываете. Не забывайте, пожалуйста. Высылаю Вам два стишка — так себе стишки, но зато новые.
<>
С нежностью, Ваш Борис.
* * *
Я подарил тебе на счастье
во имя света и любви
запас ненастья
в моей крови.
Дождь, дождь идет, достанем зонтик –
на много, много, много лет
вот этот дождик
тебе, мой свет.
И сколько б он ни лил, ни плакал,
ты стороною не пройдешь...
Накинь, мой ангел,
мой макинтош.
Дождь орошает, но и губит,
открой усталый алый рот.
И смерть наступит.
И жизнь пройдет.
* * *
Свети, слеза моя, свети
у края глаза.
Как эта фраза,
грусти, душа моя, грусти.
Поскольку небеса пусты
над головою,
а ты со мною,
со мной отныне только ты.
Звездою странников в пути,
моя родная,
я сам у края —
свети, слеза моя, свети.



От: Boris Rizhiy boris@emts.ru
Кому: Ларисе
Дата: 14 апреля 2001 г.

Милая Лариса, вот еще один стишок. Только что напечатал. Это — памяти Софии Парнок, о чем знаем только я и теперь Вы.
* * *
И посмертное честное слово,
и предсмертную ложь —
ты все это пройдешь
деловито, без нервов, сурово.
И в надоблачном вальсе теней
ты отыщешь подругу,
и по кругу, по кругу,
по кругу закружишься с ней.




От Ларисы Миллер
Кому: Борис Рыжий boris@emts.ru
Дата: 15 апреля 2001 г.
Здравствуйте, Борис! Рада, что Вы нашлись, хотя больница не самое весёлое место. Спасибо за стихи — нежные и бесплотные, что так для Вас не характерно. Я больше люблю Ваши “телесные” стихи, которые воистину растут из любого сора. Но Вы сейчас, видимо, заряжены и заражены особой музыкой и настроением, общим для всех трёх стихотворений. Так что не буду говорить под руку. Пишите как Бог на душу положит. И поправляйтесь. Желаю Вам этого очень-очень.
Лариса.

Collapse )

От: Boris Rizhiy boris@emts.ru
Кому: Ларисе Миллер
Дата: 29 апреля 2001 г.
Дорогая Лариса, спасибо. Мне тоже нравится “Свернул трамвай на улицу Титова”, такой перепев Набокова… Со стихами Ирины Машинской я знаком мало, но то, что я читал, это были произведения НАСТОЯЩЕГО ПОЭТА. Во всяком случае, в третьей книге “Ариона” за прошлый год одно ее стихотворение “Москва” перевешивает все остальные тексты остальных сочинителей.
Всего Вам самого наилучшего, Лариса.
Ваш Борис.