May 17th, 2017

I am

17 мая. Песня дня



Есть тайная печаль в весне первоначальной,
Когда последний снег нам несказанно жаль,
Когда в пустых лесах негромко и случайно
Из дальнего окна доносится рояль.

И ветер там вершит круженье занавески,
Там от движенья нот чуть звякает хрусталь.
Там девочка моя, еще ничья невеста,
Играет, чтоб весну сопровождал рояль.

Ребята! Нам пора, пока мы не сменили
Веселую печаль на черную печаль,
Пока своим богам нигде не изменили, -
В программах наших судьб передают рояль.

И будет счастье нам, пока легко и смело
Та девочка творит над миром пастораль,
Пока по всей земле, во всех её пределах
Из дальнего окна доносится рояль.


17-22 мая 1978. Иркутск-Москва. Юрий Визбор.
I am

17 мая. В просвете дня-1

Сливались ли это тени,
Только тени в лунной ночи мая?
Это блики или цветы сирени
Там белели, на колени
‎Ниспадая?
Наяву ль и тебя ль безумно
‎И бездумно
Я любил в томных тенях мая?
‎Припадая к цветам сирени
Лунной ночью, лунной ночью мая,
‎Я твои ль целовал колени,
Разжимая их и сжимая,
В томных тенях, в томных тенях мая?
Или сад был одно мечтанье
Лунной ночи, лунной ночи мая?
Или сам я лишь тень немая?
Иль и ты лишь мое страданье,
‎Дорогая,
Оттого, что нам нет свиданья
Лунной ночью, лунной ночью мая…


Вологодский поезд, Ночь с 16 на 17 мая 1906.
Иннокентий Анненский, «Träumerei» (Мечтанье, грезы -нем.)



Ни зноя, ни гама, ни плеска,
Но роща свежа и темна,
От жидкого майского блеска
Все утро таится она...

Не знаю, о чем так унылы,
Клубяся, мне дымы твердят,
И день ли то пробует силы,
Иль это уж тихий закат,

Где грезы несбыточно-дальней
Сквозь дымы златятся следы?..
Как странно... Просвет... а печальней
Сплошной туманной гряды.


Под вечер 17 мая <1906>, Вологодский поезд. «Просвет», Иннокентий Анненский.


Collapse )
I am

17 мая. В просвете дня-2

                            М. Б.

Одна ворона (их была гурьба,
но вечер их в ольшанник перепрятал)
облюбовала маковку столба,
другая -- белоснежный изолятор.
Друг другу, так сказать, насупротив
(как требуют инструкций незабудки),
контроль над телеграфом учредив
в глуши, не помышляющей о бунте,
они расположились над крыльцом,
возвысясь над околицей белёсой,
над сосланным в изгнание певцом,
над спутницей его длинноволосой.

Collapse )