May 24th, 2017

I am

24 мая. В день рождения Иосифа Бродского

Дабы лазурь перекрещивал кадмий,
ветер гуляет стервец стервецом,
свет облакам выделяя — блокадный
тусклый урезанный рацион.

Все мы собою в таком околодке
изображаем смешную беду
подлой — нет бедной! — советской подлодки,
в шхерах застрявшей у всех на виду-

Что ж, с днем рождения! — примем лекарство
горького шнапса — на миг исцелит,
ибо вокруг нас — небесное царство,
хвойная память, вечный гранит.

Берег с морщиной, прорезанной льдиной,
так и застыл со времен ледника,
сплошь обрастая мхом, как щетиной
мертвая обрастает щека.

24 мая 1997, Стокгольм. Лев Лосев.



Я входил вместо дикого зверя в клетку,
выжигал свой срок и кликуху гвоздем в бараке,
жил у моря, играл в рулетку,
обедал черт знает с кем во фраке.
С высоты ледника я озирал полмира,
трижды тонул, дважды бывал распорот.
Бросил страну, что меня вскормила.
Из забывших меня можно составить город.
Я слонялся в степях, помнящих вопли гунна,
надевал на себя что сызнова входит в моду,
сеял рожь, покрывал черной толью гумна
и не пил только сухую воду.
Я впустил в свои сны вороненый зрачок конвоя,
жрал хлеб изгнанья, не оставляя корок.
Позволял своим связкам все звуки, помимо воя;
перешел на шепот. Теперь мне сорок.
Что сказать мне о жизни? Что оказалась длинной.
Только с горем я чувствую солидарность.
Но пока мне рот не забили глиной,
из него раздаваться будет лишь благодарность.


24 мая 1980, Иосиф Бродский.
I am

24 мая. Художник дня


Хорошие люди едят виноград,
И брынзу хорошие люди едят.
И с неба летят паутинки
И нежно щекочут хороших людей.
А где же плохие на трапезе сей?
Но нету плохих на картинке.

Не Бог ли глаза твои поцеловал?
«Рисуй! « - разрешил Он. И ты рисовал.
И солнце играло на блюде.
И сам ты светился, как солнца посол.
А после, голодный, к столу подошёл,
Но пуст оказался обеденный стол.
Всё съели хорошие люди.


24 мая 2014 года, «Пиросмани»,
Чепурных Евгений Петрович


А еще мой друг по ЖЖ Леонид benegenetriivir, после изветных событий скоропостижно ушедший в dreamwidth, упомянул сегодня Пиросмани, выложив в Leonid Pliner свой уже знаменитый весёлый искусствоведческий труд "Если видишь на картине":



Если видишь на картине
Выпивающий Кавказ
Иль подобную Мальвине
Куклу с бровками меж глаз,
То не думай, что по пьяни
Здесь творил молокосос,
Это Нико Пиросмани
С миллионом алых роз.
I am

24 мая. Залог-1

К нам немного доходит из прошлого мира,
Из минувших столетий, – немного имен;
Только редкие души, как луч Алтаира,
Как звезда, нам сияют из бездны времен.

И проходят, проходят, как волны, как тени,
Бесконечно проходят века бытия…
Сколько слез, и желаний, и дум, и стремлений!
Миллионы погибших, исчезнувших «я»!

Одиноким мне видится образ Гомера,
Одиноким сверкает с небес Алтаир…
Но в мечтах предо мной – неизвестная сфера
И близ яркой звезды умирающий мир.


24 мая 1898, «Залог», Валерий Брюсов.


Нет! Мне не верится, что мы воспоминанья
О жизни в гроб с собой не унесем;
Что смерть, прервав навек и радость, и страданья,
Нас усыпит забвенья тяжким сном.

Раскрывшись где-то там, ужель ослепнут очи
И уши навсегда утратят слух?
И память о былом во тьме загробной ночи
Не сохранит освобожденный дух?

Ужели Рафаэль, на том очнувшись свете,
Сикстинскую Мадонну позабыл?
Ужели там Шекспир не помнит о Гамлете
И Моцарт Реквием свой разлюбил?

Не может быть! Нет, все, что свято и прекрасно,
Простившись с жизнью, мы переживем
И не забудем, нет! Но чисто, но бесстрастно
Возлюбим вновь, сливаясь с Божеством!


24 мая 1885, Штадтгаген, К.Р.
I am

24 мая. Залог-2

Не свергнуть нам земного бремени.
Изнемогаем на земле,
Томясь в сетях пространств и времени,
Во лжи, уродстве и во зле.

Весь мир для нас — тюрьма железная,
Мы — пленники, но выход есть.
О родине мечта мятежная
Отрадную приносит весть.

Поднимешь ли глаза усталые
От подневольного труда —
Вдруг покачнутся зори алые
Прольется время, как вода.

Качается, легко свивается
Пространств тяжелых пелена,
И, ласковая, улыбается
Душе безгрешная весна.


24 мая 1920, Москва, Федор Сологуб.




Мажорный марш твоих утопий
Мне очень нравится, поэт;
И после серых, скучных копий
Приятно видеть яркий цвет, –
И пусть преобладает красный
В твоей палитре, милый мой;
Мне нравится рисунок ясный
В твоей размашке боевой;
Покрикиваешь ты на диво,
Как самый бравый бригадир
На тех, кто прячется пугливо
В свой ветхий дом, в свой старый мир,
Где нет ни правды, ни утопий,
Где мысль давно погребена
И где религия, как опий,
Для буржуазнейшего сна...
Но всё-таки прошу, дружище,
Взгляни порою на кладбище,
Где спят и дети, и отцы:
Об этом как-нибудь помысли,
Дабы начала и концы
На паутине не повисли,
Что некогда для наших мук
Соткал из вечности паук.


24 мая 1938 года, Георгий Чулков, «Весёлому поэту».
I am

24 мая. Залог-3

Порой прилипая к окурку
В последней затяжке бесценной,
Таща свою тень на прогулку,
Вдруг видишь: на сцене вселенной

Актёрский состав безупречен,
Ночная игра будет звёздной...
И веришь, что жизнью отмечен
Не зря и что верить не поздно.


24 мая 2015 года, «Прогулка», Олег Жучков,
Бро Васёк



А на что вот похожи звёзды?..
— Звёзды похожи на звёзды. —
говорит тётя Света-в-руках-газета,
в газете кроссворд и прогнозы.

Нет, нет, нет!
Я не читаю газет.
И мне не нужны прогнозы.
На что же похожи звёзды?

— Звёзды похожи на бусинки. —
отвечает тихо Маруся.
А Марусе всего пять лет.
И она не читает газет.
Ей бусинка, как звезда.

Да, дорогая, да!

Подходит ещё один шкет,
ему скоро восемь лет.
И говорит: — Смотри!
Девять, четыре, три!
Вон их сегодня сколько!
Это совсем не нолики!
Они, наверное, всё же,
на леденцы похожи!
Особенно та звезда!

Да, дорогой мой, да!

Ещё мне кажется, звёзды
похожи на смех и слёзы,
и даже на чьи-то глаза.
Смотри, какая звезда!

Да, дорогой мой, да...

А тётя Света
машет газетой,
и взгляд её так суров.
И эта газета
похожа при этом
на веер от комаров.
На веер от комаров!


24 мая 2016 года,
Мария Махова, mahavam