June 24th, 2017

I am

Розовый вальс Игоря Самусенко

Прослушал аж 4 раза, с четвертого расслышал много из того, что не услышал с первого: капель, струи легкого дождя в начале, переливчатый перезвон колокольцев в медленном танце. Спасибо, Игорь igorsamusenko!

I am

24 июня. Восемь строк

Побледневшие звезды дрожали,
Трепетала листва тополей,
И, как тихая греза печали,
Ты прошла по заветной аллее.

По аллее прошла ты и скрылась…
Я дождался желанной зари,
И туманная грусть озарилась
Серебристою рифмой Марии.


24 июня 1896, Валерий Брюсов.
I am

24 июня. Из жизни великих призраков

              Б.Корвин-Каменской и Льву Аренсу*

У двери четыре руки
Играли Моцарта арс, —
Пылом золотой муки
Грелись лев, лань и барс.**

И ласково оскаливая пыл,
Пила воздушную пыль пила.
И лай ласковый стали пел
И музыка стоокрас была.

Бела, как горозный зор
И розовый и жолтый лик
Колебал бал — и лебедь зари
Отплескивал перья великие.

И Моцарт, оцарённый пилой,
Переливался в лязг, в язвы стали —
Пел так впервой
Из зияющей дали.


* Корвин-Каменская Бронислава Иосифовна - художница, жена Т.Чурилина. Лев Аренс - его друг, натуралист и поэт, близкий к будетлянам.
** Грелись лев, лань и барс. - то есть Аренс, Корвин-Каменская и сам Чурилин

24-25 июня 1920, «Моцарт и пила», Тихон Чурилин.



Вот снова, с беззвучными стуками кирок,
Под пристальным надзором все тех же планет,
Ночь, зодчий со стражей теней при секирах,
Принимает свой труд, тот, что в тысячах лет.

В темь опускают беспросветные плиты,
Все ломки мрака на земле обедня;
Уже, копья к ноге, древних Афин гоплиты
Сторожат фундамент завтрашнего дня.

По темным ступеням лестницы, еще возводимой,
Всходит вверх, – взглянуть на былое, – Шекспир;
У подножья, в плащах (цвет омертвелого дыма),
Вольтер, Гоббс, Ницше (с сотню их) сели за пир;

В зале, пока без плафона, точно черти взволновались:
Старомодные танцы, вялый вальс-глиссе;
То – перегорбленный Гейне, то – подновленный Новалио,
Федра в ногу с Татьяной, пьяный и по смерти Мюссе.

Гул кирок не молкнет, но глух, что хлопушки,
Гуд масс возносимых, что шелесты шин;
И горестно смотрит, в руке цилиндр, Пушкин,
Как в амбразуре окна, дряхл, спит Фет-Шеншин.

Ночь, зодчий упорный, спешит, взводит купол;
Бьет молот; скрипит перекинутый блок…
А в полоске зари, как на сцене для кукол,
На тоненькой ниточке Александр Блок.


24 июня 1922, «Ночь с приведениями», Валерий Брюсов.