July 6th, 2017

I am

6 июля. Песня дня

Разговор двух дам, подслушанный правдивым автором в ресторане аэропорта города Челябинска, в то время, когда туда по случаю непогоды совершали посадки самолеты различных направлений.



- Я не поняла, вы заказали?
- Нет, не приходил еще, злодей,
В этих ресторанах при вокзале,
Нас и не считают за людей.
- Я во Владик жму из Ленинграда,
Муж там без меня на стенку влез, а вы?
- Владика мне даром и не надо,
Я в Мацесту, сбросить лишний вес.

Припев: Излишний вес, он словно бес, Он цепко держит наши органы в осаде, А также виден он и спереди, и сзади, Чтоб он исчез, излишний вес.

- Встаньте, дорогая, и пройдитесь,
Ой-ой-ой, вот тут у вас висит.
- Крошка, при моем-то аппетите,
Еле помещаюсь я в такси.

- Говорят, мосластым нет прохода,
Пышных, счас не очень, говорят.
- Крошка, это ж западная мода,
- Наш-то что имеет, то и рад.

- Что я говорю: не ешьте на ночь,
После восемнадцати - антракт.
- Ну, а если гости к нам нагрянут?
- Гости пусть рубают, что хотят.

Надо сьездить в город Мелитополь,
Бабка варит там супец один.
Выпьешь, станешь стройною, как тополь,
Как артист Никулин Валентин.

- Ну а эти, извиняюсь, йоги?
- Крошка, это ж сумашедший дом.
Я однажды завернула ноги в позу "Лотос",
Еле развязала их потом.

Где ж официант, будь он не ладен?!
Вон он, приближается, злодей.
Будьте добры, мне четыре порции оладий со сметаной,
- Мне картошки, пива и сельдей.


6 -7 июля 1977, Памир, «Излишний Вес», Юрий Визбор.
I am

6 июля. В том же парке, в том же саду

И в том же парке, давнем, старом,
Где, отрок, ранний свой восход
Я праздновал, вверяясь чарам
Бестрепетных озерных вод,

Где я слагал впервые песни,
С мечтой неверной о любви,
Где жизнь все слаще, все чудесней
Шептала в ветре мне: «Живи!»

Я прохожу чрез годы, – годы,
Исполненные бурь и смут,
А вкруг – все тот же блеск природы,
Все тот же мерный бег минут!

Как будто не было безумий,
Позорных и блаженных лет:
Я узнаю в июльском шуме
Былой, божественный привет.

И мил мне чей-то взор манящий,
И алость чьих-то близких губ,
И дождь, чуть слышно моросящий,
И зелень острохвойных куп.

Вы живы, царственные ели!
Как вы, жива душа моя!
Напрасно бури тяготели
Годин шумящих бытия!

Я – тот же отрок, дерзко-юный,
Вся жизнь, как прежде, впереди,
И кедра сумрачные струны
Мне под дождем поют: «Иди!»

Иду я, полон прежней веры,
К безвестным далям, к новым снам,
И этот день, туманно-серый,
Векам покорно передам.

Он был, он есть, – без перемены
Он будет жить в стихе моем.
Как имя нежное Елены,
Сплетенное с мелькнувшим днем.


6-7 июля 1912, Петровско-Разумовское,
«В том же парке», Валерий Брюсов.


Collapse )
I am

6 июля. Думы июльского дня

Блестящ и жарок полдень ясный,
Сижу на пне в лесной тени...
Как млеют листья в неге страстной!
Как томно шепчутся они!

О прошлом вспомнил я далеком,
Когда меня июльский зной,
Струясь живительным потоком,
Своей разнеживал волной.

Я с каждой мошкой, с травкой каждой,
В те годы юные мои,
Томился общею нам жаждой
И наслажденья, и любви.

Сегодня те же мне мгновенья
Дарует неба благодать,
И возбужденного томленья
Я приступ чувствую опять.

Пою привет хвалебный лету
И солнца знойному лучу...
Но что рождает песню эту,
Восторг иль грусть,— не различу.


6 июля 1894 г., Ильиновка. «Летний зной», Алексей Жемчужников.

Небо в тонких узорах
Хочет день превозмочь,
А в душе и в озерах
Опрокинулась ночь.

Что-то хочется крикнуть
В эту черную пасть,
Робким сердцем приникнуть,
Чутким ухом припасть.

И идешь и не дышишь...
Холодеют поля.
Нет, послушай... Ты слышишь?
Это дышит земля.

Я к траве припадаю.
Быть твоим навсегда...
«Знаю... знаю... все знаю»,—
Шепчет вода.

Ночь темна и беззвездна.
Кто-то плачет во сне.
Опрокинута бездна
На водах и во мне.

6 июля 1905, Париж. Максимилиан Волошин.



Прохожий мальчик положил
Мне листик на окно.
Как много прожилок и жил,
Как сложно сплетено!

Как семя мучится в земле,
Пока не даст росток,
Как трудно движется в стебле
Тягучий, клейкий сок.

Не так ли должен я поднять
Весь груз страстей, тревог,
И слез, и счастья — чтоб узнать
Простое слово — Бог?


6 июля 1919, Владислав Ходасевич, «Листик».


Закатной яркостью взнесенный
Из душной сладости темниц,
Забудь обет, произнесенный
Пред жертвенником, лежа ниц.
Просторам сумрачным послушен,
Как облачко, плыви, плыви,
На высях у орлов подслушай
Слепые клекоты любви.
Впивай всю влагу побережий,
Что оживит за лугом луг,
Где волю бега перережет
Тоска опаляемых излук.
Когда ж мечты ночные смесят
В страсть все земные голоса, —
На грань захватывая месяц,
Врачуй влюбленные глаза.
И смерть, иных смертей безмолвней,
Как облачко, в просторах встреть,
За фосфорным изломом молний
Сквозь ночь, чтоб гибель досмотреть.


6 июля 1921, «Взнесенный», Валерий Брюсов.