July 7th, 2017

I am

7 июля. Утро Ивана Купалы


В это утро Ивана Купалы,
заблудившись в высокой траве,
солнце позже вчерашнего встало
на минуту, а то и на две.

И роса тяжелее в два раза,
чем вчера, на округу легла,
засверкав серебром и алмазом,
мелкой крошкой цветного стекла.

Целый день, начиная с рассвета,
до последней вечерней черты
праздник жизни и тёплого лета
луговые справляли цветы.

Как народные молвят преданья,
опыт прадедов наших храня:
постепенное их увяданье
начинается с этого дня.

Потому так белели ромашки,
украшая собой травостой,
потому так дурманяще кашка
пахла, крепко сплетясь с резедой,

красный клевер кудрявился пышно,
горделиво желтел зверобой,
и звонил колокольчик неслышно
по своей голове голубой...


2004, «7 июля», Александр Росков
, Roscov
I am

7 июля. Знамя и Слово

В кровавую бурю, сквозь бранное пламя,
Предтеча спасенья — русское Знамя
К бессмертной победе тебя провело.
Так диво ль, что в память союза святого
За Знаменем русским и русское Слово
К тебе, как родное к родному, пришло?


" Знамя и Слово", Федор Тютчев. Киссинген. 7 июля 1842.

Адресовано Карлу-Августу Фарнгагену фон Энзе (1775–1858), немецкому писателю, переводчику сочинений русских авторов; в молодости он служил в русской армии, участвовал в войнах против Наполеона.
I am

7 июля. На распутьи двух дорог

В тихий вечер, на распутьи двух дорог
Я колдунью молодую подстерёг,

И во имя всех проклятых вражьих сил
У колдуньи талисмана я просил.

Предо мной она стояла, чуть жива,
И шептала чародейные слова,

И искала талисмана в тихой мгле,
И нашла багряный камень на земле,

И сказала: «Этот камень ты возьмёшь,—
С ним не бойся, — не захочешь, не умрёшь.

Этот камень всё на шее ты носи,
И другого талисмана не проси.

Не для счастья, иль удачи, иль венца, —
Только жить, всё жить ты будешь без конца.

Станет скучно, — ты верёвку оборвёшь,
Бросишь камень, станешь волен, и умрёшь».


7 июля 1902 года, Федор Сологуб.
I am

7 июля. Выводок обид

Круги всё уже, всё короче
Вычерчивает в синеве
Твой ястреб страшных безразличий
Над кроткой горлицей любви.

Напрасно биться и бороться,
Себя любимым возомня,
И в чаще страсти не укрыться
От клюва равнодуший мне.

Вниз кинешься ты комом жутко,
И комья к горлу подойдут.
Лишь память квохчет, как наседка,
Скликая выводок обид.


7 июля 1923, «Выводок обид», Вадим Шершеневич.
I am

7 июля. Долгие крики

Дремлет избушка на том берегу.
Лошадь белеет на темном лугу.
Криком кричу и стреляю, стреляю,
а разбудить никого не могу.

Хоть бы им выстрелы ветер донес,
хоть бы услышал какой-нибудь пес!
Спят как убитые... «Долгие крики» —
так называется перевоз.

Голос мой в залах гремел, как набат,
площади тряс его мощный раскат,
а дотянуться до этой избушки
и пробудить ее — он слабоват.

И для крестьян, что, устало дыша,
спят, словно пашут, спят не спеша,
так же неслышен мой голос, как будто
шелест сосен и шум камыша.

Что ж ты, оратор, что ж ты, пророк?
Ты растерялся, промок и продрог.
Кончились пули. Сорван твой голос.
Дождь заливает твой костерок.

Но не тужи, что обидно до слез.
Можно о стольком подумать всерьез.
Времени много... «Долгие крики» —
так называется перевоз.


7 июля 1964 года, «Долгие крики», Евгений Евтушенко.
I am

7 июля. Песня вечера

В простых вещах покой ищи,
Пускай тебе приснится
Окно в ночи, огонь в печи
И милая девица.

И чтоб свечою голубой
Плыла бы ночь большая,
Свою судьбу с другой судьбой
В ночи перемешаем.

Когда-то радовавший нас
Забудем груз регалий.
Сожжем былые времена,
Как нас они сжигали.

И будто пара лебедей,
Друг друга полюбивших,
Простим простивших нас людей,
Простим и непростивших.

Вот вам от полночи ключи,
Пускай тебе приснится
Окно в ночи, огонь в печи
И милая девица.


<7-9 июля 1974>, Румыния, Юрий Визбор, «Огонь в ночи».