July 12th, 2017

I am

12 июля. Песни дня-1

Начинаем утро с песней!


Всем нашим встречам разлуки, увы, суждены.
Тих и печален ручей у янтарной сосны.
Пеплом несмелым подернулись угли костра.
Вот и окончено все, расставаться пора.
Милая моя, солнышко лесное,
Где, в каких краях встретишься со мною?
Крылья сложили палатки - их кончен полет,
Крылья расправил искатель разлук - самолет.
И потихонечку пятится трап от крыла...
Вот уж, действительно, пропасть меж нами легла.
Не утешайте меня - мне слова не нужны.
Мне б разыскать тот ручей у янтарной сосны.
Вдруг сквозь туман там краснеет кусочек огня,
Вдруг у огня ожидают, представьте, меня.


Юрий Визбор. "Милая моя", 12 июля 1973.


И бонусом к песне - стихи:

Мы входим в горы, словно входим в сад:
Его верха в цветенье белоснежном,
Его стволы отвесны и безбрежны,
И ледники, как лепестки, висят.

В саду вершин растут свои плоды,
Они трудом и дружбой достаются,
И те плоды нигде не продаются,
Поскольку их названия горды.

Мы женщин не пускаем в этот сад,
Поэтому не пахнет там изменой.
Почтительно склонив свои антенны,
За нами только спутники следят.

В саду вершин растет одна гора,
Которая всех выше и прекрасней.
И потому, что путь туда опасней,
На эту гору выйти нам пора!

А путь наш чист, а путь не близок -
На гребни гор, на полюса.
Есть человеку вечный вызов
В горах, в морях и в небесах.


11-12 июля 1978, Памир."Сад вершин", Юрий Визбор.
I am

12 июля. В день Петра и Павла

петр-павел

В этот день, храня обычай древний,
начиная с самого утра,
северная празднует деревня
именины Павла и Петра.

Collapse )
I am

12 июля. Рассказ дня

Моя сестра Лена была старше меня, и, когда я был еще ребенком, за нею ухаживало уже несколько молодых людей. Я называл их Ленкиными женихами и презирал за то, что они, располагая своим временем по собственному усмотрению, тратят его на такие пустяки, как хождение в гости к девчонке. Одному из них все-таки удалось вырваться из мертвой зоны моего презрения, я перестал смотреть на него сверху вниз. Случилось это потому, что он привез Лене откуда-то с юга мартышку.
Отец сердился:
— Итальянский попрыгун!
Лена отвечала:
— Он путешествует по необходимости. Ему нужны впечатления.
— Мартышками он меня не подкупит, — продолжал сердиться отец.
— Это он меня хочет подкупить мартышкой, а не тебя. Он хочет жениться на мне. Ропалло! — мечтательно
пропела она, как бы примеряя на себя эту фамилию.
— Елена Ро-пал-ло!
— В Италии даже у нищих и жуликов благозвучные фамилии. Это свойство языка, — сказал отец.
— Он не жулик. — обиделась за своего жениха Лена.
— Он скульптор.
— Скульптор не он, а его отец. И не скульптор, а могильщик. У него возле Петропавловского кладбища
мастерская памятников.
— Нет, он скульптор, — негодовала Лена, — он скульптор, он ваятель, он изваял из мрамора вакханку с
виноградом, ее купили Макеевы.
— Макеевы купят что угодно, даже кочергу, если им скажут, что это вакханка.
Лена плакала.
Collapse )