July 19th, 2017

I am

19 июля. Вдохновляющие проводы

Утром 19-го дня июля 1825 года помещица Прасковья Александровна Осипова ( в первом браке - Вульф) вместе со своими дочерьми и племянницей Анной покидала своё имение Тригорское для поездки в Ригу, где служил муж племянницы генерал Ермолай Керн. Пушкин, зная об отъезде, пришел из Михайловского проститься с соседками и их родственницей, которую впервые увидел и познакомился еще в начале 1819 года у другой её тётушки Елизаветы Марковны Олениной. Анна Керн вспоминала потом (*):

«Он пришел утром и на прощание принес мне экземпляр 2-й главы «Онегина», в неразрезанных листках, между которых я нашла вчетверо сложенный почтовый лист бумаги со стихами: «Я помню чудное мгновенье»(**) и проч. и проч. Когда я собиралась спрятать в шкатулку поэтический подарок, он долго на меня смотрел, потом судорожно выхватил и не хотел возвращать; насилу выпросила я их опять; что у него промелькнуло тогда в голове — не знаю».

Младшая дочь Осиповой Евпраксия Вульф со своих слов ничего не оставила потомкам о тех проводах, более того, перед своей смертью в 1883 году она сожгла все письма Пушкина, адресованные ей. Но на наше счастье Пушкин оставил это:
Если жизнь тебя обманет,
Не печалься, не сердись!
В день уныния смирись:
День веселья, верь, настанет.
Сердце в будущем живёт;
Настоящее уныло:
Всё мгновенно, всё пройдет;
Что пройдет, то будет мило.

19 июля 1825 года, Александр Пушкин.

По некоторым данным стихотворение было записано в альбом 15-летней Зизи (домашнее имя Евпраксии Николаевны Вульф, в браке Вревской)

Примечания.

* -«Пушкин в воспоминаниях и рассказах современников», Л. 1936, стр. 326

** -
Я помню чудное мгновенье:
Передо мной явилась ты,
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты.

В томленьях грусти безнадежной,
В тревогах шумной суеты,
Звучал мне долго голос нежный,
И снились милые черты.

Шли годы. Бурь порыв мятежный
Рассеял прежние мечты,
И я забыл твой голос нежный,
Твои небесные черты.

В глуши, во мраке заточенья
Тянулись тихо дни мои
Без божества, без вдохновенья,
Без слез, без жизни, без любви.

Душе настало пробужденье:
И вот опять явилась ты,
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты.

И сердце бьется в упоенье,
И для него воскресли вновь
И божество, и вдохновенье,
И жизнь, и слезы, и любовь.


не позднее 19 июля 1825, Александр Пушкин, "К ***<Керн>"
I am

19 июля. Дела сердечные

Опять тоску, опять любовь
В моей душе ты заронила
И прежнее, былое вновь
Приветным взором оживила.
Ах! для чего мне пламенеть
Любовью сердца безнадежной?
Мой кроткий ангел, друг мой нежный,
Не мой удел тобой владеть!
Но я любим, любим тобою!
О, для чего же нам судьбою
Здесь не даны в удел благой,
Назло надменности людской,
Иль счастье, иль одна могила!
Ты жизнь моя, моя ты сила!..
Горю огнём любви святым,
Доверься ж, хоть на миг моим
Обьятиям! Я не нарушу
Священных клятв — их грудь хранит,
И верь, страдальческую душу
Преступное не тяготит…


(19 июля 1830), «К N», Алексей Кольцов.




Уж как в ту ли ночь,
Что под бурею
Собирался в путь
Душа-молодец,
Не на званый пир,
Не в беседушку -
Через три села,
В гости к барину -
Допросить, узнать:
"Али весело
Подстрелить ему
Лебедь белую,
Что увезть, отнять
Молоду жену -
Жену молодца
Чернобровую?"
На кудрях его
Шляпы не было,
Дорогой кафтан
Не запахивал,
Соколиный глаз
Не прищуривал.

Уж как в ту ли ночь
Что есть сил скакал
Из гостей домой
Душа-молодец.
У него в лице
Крови не было, -
Рука правая
По локоть в крови.
Как в луга влетит -
Да усмехнется,
Через темной лес -
Расхохочется,
Али зелен бор
Откликается!

19 июля 1841, село Прыски, Василий Красов, «Песня».
I am

19 июля. CASUS BELLI

В день годовщины, как и прежде
В час объявления войны,
Мы так же в пламенной надежде,
Мы так же бодры и сильны.

Хоть не однажды неудачам
Пришлось тревожить нам сердца,
Но мы встречали их не плачем,
А верой в торжество конца.

Пусть враг в озлобленном бессильи
Уничтожает все кругом,
Не раздавить ему России
Своим железным сапогом!


1915 г. 19 июля. Воскресенье. Малаховка. Николай Минаев.




Год испытаний, год суровый!
Тебя душа благословит, —
Заря гражданственности новой
Над нами в небесах горит.

Моя Россия верит верно,
Что наш чертог неколебим,
Что мужество солдат безмерно,
И что врага мы победим.

Моя Россия твёрдо знает,
Своею верою горда,
Каким позором угрожает
Ей ненавистная орда,

И всё приняв её стремленье,
Всю мощь орудий и машин,
Не упадёт в изнеможеньи
В пыли растоптанных долин.

Пылай, заря, восторгом новым,
И перед нами освети
В дыму губительном, багровом
К победе верные пути!

Как ни свирепствует судьбина,
Как вражья сила ни гнетёт,
Свободный подвиг гражданина
Тебя, Россия, вознесёт.

Год испытаний, год суровый!
Тебя душа благословит, —
Заря гражданственности новой
Над нами в небесах горит.


Федор Сологуб, «19 июля 1915 год».

___________________


           Император играет на скрипке.
             Государство уходит из рук.
             Александр Городницкий

В Ропше жёсткая вода.
На зубах железа привкус.
Жиденькой шпажонки выплеск
ниоткуда – в никуда.

Рано скрипочки отпели
в императорском саду.
Зря в садках кипят форели
в агропромовском пруду.

Не укроет верный Миних,
не спасёт тенистый сад
две империи назад
в северных твоих пустынях,

здесь, где сумрак многолицый
на закате входит в раж,
где ворюга с кровопийцей
суть единый персонаж.

Говорок измены боек,
и окрестные ветра
тенью Третьего Петра
пулковский пугают боинг.


17–19 июля 2015, "CASUS BELLI", Андрей Чернов.
I am

19 июля. То, что было дано

После бессонной ночи слабеет тело,
Милым становится и не своим, — ничьим.
В медленных жилах ещё занывают стрелы —
И улыбаешься людям, как серафим.

После бессонной ночи слабеют руки
И глубоко равнодушен и враг и друг.
Целая радуга — в каждом случайном звуке,
И на морозе Флоренцией пахнет вдруг.

Нежно светлеют губы, и тень золоче
Возле запавших глаз. Это ночь зажгла
Этот светлейший лик, — и от тёмной ночи
Только одно темнеет у нас — глаза.


19 июля 1916, Марина Цветаева.


Всё дано мне в преизбытке,-
Утомление труда,
Ожиданий злые пытки,
Голод, холод и беда.

Деготь ярых поношений,
Строгой славы горький мед,
Яд безумных искушений,
И отчаяния лед,

И - венец воспоминанья,
Кубок, выпитый до дна,-
Незабвенных уст лобзанья,-
Всё, лишь радостъ не дана.

19 июля 1922, дорога из Костромы, Федор Сологуб.