July 23rd, 2017

I am

23 июля. Песня дня

Сегодня это посвящение Дмитрию Сухареву от Юрия Визбора.

Исполняет автор (запись с концерта в альплагере Цей 1984 года, источники: bards.ru и mnogopesen.ru).


Она мне ясно говорит,
Что лишь для физики открыт
Душевный мир ее волнений и терзаний.
А я ей ясно говорю:
«Ты погляди-ка на зарю,
Побродим мимо крупноблочных зданий».

Она мне говорит: «Я извиняюсь,
В науки я немедля удаляюсь,
И цель моих настойчивых расспросов —
Известный русский физик Ломоносов».

Тут вспоминаю я при ней:
Он не знаком с Лавуазье,
Но оба в колбах что-то темное варили,
В один и тот же день и час
Они закон нашли для нас,
Как будто в самом деле сговорились.

    Вот так, — я говорю, — и мы с тобою
    Могли бы жить единою судьбою.
    Она мне: «Ждет меня один философ,
   Неслабый русский физик Ломоносов».

Ну хорошо, — я говорю, —
Я сам себя перекую,
Я стану физиком, борцом и патриотом,
Чтоб протекали наши дни,
Как у Кюри с его Мари,
Хотя бы как у Бойля с Мариоттом.


    Она мне: «Уберите ваши руки!
    Мне чужды все подобные науки,
    И не таких касается вопросов
    Известный русский физик Ломоносов».

Тут я догадываться стал,
Что уж давно и неспроста
Все ходит мимо и поглядывает косо
Не аспирант, не ассистент —
Неуспевающий студент
Очкарик тихий Мишка Ломоносов.

   Она уже теперь его невеста,
  А я с печалью обхожу то место,
  Где, каменный, не ведает износу
  Великий русский физик Ломоносов.

23 июля 1973, «Д. Сухареву», Юрий Визбор.
I am

23 июля. 225 лет со дня рождения Петра Вяземского

( по новому стилю).

Теперь не то, что за полгода,*
Теперь не тесный круг друзей –
Сама великая природа
Ваш торжествует юбилей...

Смотрите, на каком просторе
Она устроила свой пир –
Весь этот берег, это море,
Весь этот чудный летний мир...

Смотрите, как, облитый светом,
Ступив на крайнюю ступень,
С своим прощается поэтом
Великолепный этот день...

Фонтаны плещут тиховейно,
Прохладой сонной дышит сад –
И так над вами юбилейно
Петровы липы здесь шумят...

12 июля 1861, Федор Тютчев.

* «Теперь не то, что за полгода...» — имеется в виду юбилей 50-летия литературной деятельности П. А. Вяземского.

12 июля 1861 г. по поводу дня рождения Вяземского был устроен праздник в Петергофе. Однако Ф. И. Тютчев не принимал в нем участия «из-за своего туалета, состоявшего из некоего <...> малоизящного сюртука».

Я пью за здоровье не многих,
Не многих, но верных друзей,
Друзей неуклончиво строгих
В соблазнах изменчивых дней.

Я пью за здоровье далеких,
Далеких, но милых друзей,
Друзей, как и я, одиноких
Средь чуждых сердцам их людей.

В мой кубок с вином льются слезы,
Но сладок и чист их поток;
Так, с алыми - черные розы
Вплелись в мой застольный венок.

Мой кубок за здравье не многих,
Не многих, но верных друзей,
Друзей неуклончиво строгих
В соблазнах изменчивых дней;

За здравье и ближних далеких,
Далеких, но сердцу родных,
И в память друзей одиноких,
Почивших в могилах немых.

<1862>, «Друзьям», Петр Вяземский.

I am

23 июля. Словесный портрет-1

Бродя по залам, чистым и пустым,
Спокойно озаренным бледным светом,
Кто пред твоим блистающим портретом
Замедлит шаг? Кто будет золотым
Восхищен сном, ниспосланным судьбою
В жизнь давнюю, прожитую тобою? –
Кто б ни был он, познаешь ты, поэт,
С грядущим другом радость единенья
В стране, где нет ни горести, ни тленья,
А лишь нерукотворный твой Портрет!


"Портрет", Иван Бунин,
опубликовано в газете «Возрождение», Париж, 1927, № 781 от 23 июля.
Collapse )
I am

23 июля. Потерянным друзьям

Пусть время скорбь мою смягчить уже успело,—
Всё по тебе, мой друг, тоскою я томим;
И часто, загрустив душой осиротелой,
Заву тебя: где ты? Приди, поговорим.
Над современностью в беседе дух возвысим;
Побудем в области добра и красоты...
Но ты безмолвствуешь. Нет ни бесед, ни писем.
Где ты?

О старый друг! Еще когда мы были юны,
Уж наши сблизились и думы, и сердца;
У нас сочувственно души звучали струны,
И длился дружный лад меж нами до конца.
Ужель конец пришел? Не верится в разлуку;
Вглядеться хочется еще в твои черты;
Обнять бы мне тебя; твою пожать бы руку.
Где ты?

Смутится ли моя в добро и в правду вера,—
Кто от уныния тогда спасет меня?
Не будет предо мной высокого примера;
Ты мне не уделишь духовного огня.
Недобрые ко мне порой приходят вести:
На правосудие сплетают клеветы
И безнаказанно позорят знамя чести...
Где ты?

Сижу ль один в саду, брожу ль в открытом поле,
С природой в ясный день беседовать любя,—
Я мирный строй души меняю поневоле,
Чтоб думать о былом и вспоминать тебя.
И ты, среди трудов, любил природу страстно;
Но тщетно ждут тебя в твоем саду цветы; —
Зеленый лес, шумя, тебя зовет напрасно,—
Где ты?

Мне пусто без тебя; но жизненные силы
Меня еще теперь покинуть не хотят.
Живу, меж тем как ты уж спишь во тьме могилы,
И всё растет, растет могил священных ряд.
Что ж! Надо бодро несть ниспосланное горе...
Ведь мне недолго жить средь этой пустоты;
Ровесник твой, уйду и я туда же вскоре,
Где ты.


23 июля 1893, Стенькино, "Другу. Памяти Виктора Антоновича Арцимовича", Алексей Жемчужников.



Даже вполголоса мы не певали,
Мы горемыки-певцы!
Под берегами мы ведра прождали,
Словно лентяи-пловцы.

Старость подходит - недуги да горе!
Жизнь бесполезно прошла.
Хоть на прощанье в открытое море,
В море царящего зла

Прямо и смело направить бы лодку.
Сунься-ко!... Сделаешь шаг,
А на втором перервут тебе глотку!
Друг моей юности (ныне мой враг)!

Я не дивлюсь, что отчизну любезную
Счел ты за лучшее кинуть.
Жить для нее - надо силу железную,
Волю железную - сгинуть.


(23 июля 1874), «Отъезжающему», Николай Некрасов.