July 26th, 2017

I am

В день рождения Адалис

Адели́на Ада́лис (также Адалис-Ефрон, урождённая Аделина Алексеевна Висковатова, с пяти лет — Адели́на Ефи́мовна Ефро́н (Эфрон);13 (26) июля 1900, Санкт-Петербург — 13 августа 1969, Москва) — русская поэтесса, писательница, переводчица.
Из воспоминаний Евгения Евтушенко:
Collapse )
I am

26 июля. Песня дня

Где-то в небе возникли высокие звуки,
Будто тихо и нежно кто-то тронул струну.
О, великое счастье - после долгой разлуки
Возвратиться обратно в родную страну.

Возвратиться не кем-то, не вчерашним талантом,
Осознавшим ошибки парижской зимой,
Не прощенным за старость седым эмигрантом,
А вернуться с работы. С работы - домой.

Ни дожди, ни печали, ни горькое пламя
Не сломали, Россия, твои рубежи,
И хрустальные звезды висят над полями,
И серебряный месяц в оврагах лежит.

В шереметьевской роще - березы, березы.
Молча девочка держит цветок полевой.
Ты прости мне, Россия, невольные слезы,
Просто долго мечталось о встрече с тобой.


26 июля 1972, «Шереметьево», Юрий Визбор.

Послушать можно здесь:https://music.yandex.ru/album/4231804/track/34377606
I am

26 июля. Пара стихов. Николай Гумилев

Огромный мир открыт и манит,
Бьёт конь копытом, я готов,
Я знаю, сердце не устанет
Следить за бегом облаков.
Но вслед бежит воспоминанье
И странно выстраданный стих,
И недопетое признанье
Последних радостей моих.
Рвись, конь, но помни, что печали
От века гнать не уставали
Свободных… гонят и досель,
Тогда поможет нам едва ли
И звонкая моя свирель.


26 июля 1911 года




Пальмы, три слона и два жирафа,
Страус, носорог и леопард:
Дальняя, загадочная Каффа,
Я опять, опять твой гость и бард!

Пусть же та, что в голубой одежде,
Строгая, уходит на закат!
Пусть не оборотится назад!
Светлый рай, ты будешь ждать, как прежде.


между 20 и 26 июля 1911 года, "Рисунок акварелью".
I am

26 июля. Пара стихов. Николай Рубцов

Стихи матроса Николая Рубцова.

Я много увидеть хотел -
Манила романтика в дали.
Я, помню, от счастья робел,
Когда мне бушлат выдавали.
Все мысли, все чувства мои
Охвачены гордостью были.
Я знал, что матросы в бои
В таких же бушлатах ходили,
И храбро в дыму и огне
Громили врагов по приказу...
Одел я бушлат и во мне
Вдруг силы прибавилось сразу,
Я вдумчивей стал и скромней,
Покончив с ребяческим нравом:
С друзьями я был наравне,
И с флотским сдружился уставом.
Пусть брызги в лицо, словно град,
Пусть море грохочет у борта.
Меня укрывает бушлат
От брызг и от натиска норда.
На вахте ли в море стою,
Иль в город иду в увольненье, -
Всегда, как на юность свою,
Смотрю на него с уваженьем.


Николай Рубцов, "Матросский бушлат",
было впервые опубликовано в газете “На страже Заполярья”, Североморск, от 26 июля 1959 года.


Я люблю луга и рощи
И давно мечтой горю
Вновь увидеть, как полощет
Ветер в озере зарю.
Но меня чеканным шагом
На корабль ведет и в полк
Развернувшееся флагом
Слово молодости: долг!
Не грущу о том, что где-то
Луг цветет и зреет рожь.
Да простит меня за это
Край родных полей и рощ!
Для меня так много значат
Флот и новые края.
Ярче, шире и богаче
Стала молодость моя!


Николай Рубцов, "Долг",
впервые было опубликовано в газете “На страже Заполярья”, Североморск, от 26 июля 1960 года.
I am

26 июля. Пара стихов. Евгений Евтушенко

Ничто не сходит с рук:
ни самый малый крюк
с дарованной дороги,
ни бремя пустяков,
ни дружба тех волков,
которые двуноги.

Ничто не сходит с рук:
ни ложный жест, ни звук -
ведь фальшь опасна эхом,
ни жадность до деньги,
ни хитрые шаги,
чреватые успехом.

Ничто не сходит с рук:
ни позабытый друг,
с которым неудобно,
ни кроха-муравей,
подошвою твоей
раздавленный беззлобно.

Таков проклятый круг:
ничто не сходит с рук,
а если даже сходит,
ничто не задарма,
и человек с ума
сам незаметно сходит...


26 июля 1972, Евгений Евтушенко.


Я часто спутывался с ложью,
но, если, чистое тая,
хранил в ладонях искру Божью,
то это - Родина моя.

Без славы жить небезнадёжно,
но если всё-таки, друзья,
жить без чего-то невозможно,
то это - Родина моя.

На свете всё небесконечно
от океана до ручья,
но если что-то в мире вечно,
то это - Родина моя.

Я жил с наскока и с налёта,
куда-то сам себя маня,
но если я умру за что-то,
то это - Родина моя.

Меня не станет - солнце встанет,
и будут люди и земля,
и если кто меня вспомянет,
то это - Родина моя.


26 июля 1974 год, «России», Евгений Евтушенко.
I am

26 июля. Пара стихов от двух

поэтов 20-х годов прошлого века.

Зелен березами, липами, кленами,
Травами зелен, в цветах синь, желт, ал,
В облаке жемчуг с краями калеными,
В речке сапфир, луч! вселенский кристалл!

В воздухе, в вольности, с волнами, смятыми
В песне, в бубенчике, в шелесте нив;
С зыбью, раскинутой тминами, мятами,
Сеном, брусникой; где, даль осенив,

Тучка нечаянно свежестью с нежностью
Зной опознала, чтоб скрыться скорей;
Где мед и дыня в дыханьи, – над внешностью
Вечной, над призраком сущностей, – рей!

Вкус! осязанье! звук! запах! – над слитыми
В музыку, свет! ты взмыл скиптром-смычком:
Радугой режь – дни, ночь – аэролитами,
Вой Этной ввысь, пой внизу светлячком!

Слышать, вкусить, надышаться, притронуться —
Сладость! но луч в лучшем! в высшем! в святом!
Яркость природы! Земля! в сказках «трон отца»!
Быть с тобой! взять тебя глазом! все в том!


26 июля 1922, «Хвала зрению», Валерий Брюсов.



На низких лапках, темнобурый,
С глазами острыми, как сталь,
Присел под кустиком и вдаль
Глядит: не выбегут-ли куры
В малинник ягод пощипать?
Не видно. Сели куры спать.

Поводит хищник острым оком
И напрягает чуткий слух.
Темнеет. В пологе глубоком
В сетях запутался петух.
Ах, если-б крылья, без труда
Вскочил-бы хорь к нему туда!

Но там горят лампады ночи
И волки серые бредут.
Вперять в них ищущие очи
Напрасный безполезный труд.
Не для луны и звезд и зорь
Острил глаза удалый хорь.

Чу! Где-то клохчет сонно клушка.
Цыпленок пискнул в полумгле.
Хорек - ядром из глотки пушки -
На звук пустился по земле.
Настиг и клушку и цыплят
И свистом оглашает сад.


26 июля 1924, Дуденево «Хорёк», Николай Власов-Окский