September 3rd, 2017

I am

3 сентября. Песня дня



Как непрочны двери
у страны доверья
для того, кто верит только в замки.
Значит, неизбежно
гасит нашу нежность,
нашу нежность - тяжесть чьей-то руки.

Что нас больше учит:
время или случай, -
вряд ли важно, если даже поймешь.
Но когда нас давит
сон страшнее яви,
выйди ночью под мерцающий дождь.

Все надежды, слышишь? -
он тебе надышит -
дождь бессонный, шелестящий в ночи,
плеск оваций в зале
или губ касанье,
губ касанье можно в нем различить.

И пока над нами
голубое пламя
неизвестной, нас хранящей звезды, -
будет, как и прежде,
сердце греть надежда,
унося нас далеко от беды.


3-5 сентября 1972, «Мокрый вальс», Евгений Клячкин.



I am

3 сентября. Собратьям по перу

Жуковский, не забудь Милонова ты вечно,
Который говорит тебе чистосердечно,
Что начал чепуху ты врать уж не путем.
Итак, останемся мы каждый при своем --
С галиматьею ты, а я с парнасским жалом,
Зовись ты Шиллером, зовусь я Ювеналом;
Потомство судит нас, а не твои друзья,
А Блудов, кажется, меж нами не судья.


3 сентября 1818, Михаил Милонов.



Когда дряхлеющие силы
Нам начинают изменять
И мы должны, как старожилы,
Пришельцам новым место дать, —

Спаси тогда нас, добрый гений,
От малодушных укоризн,
От клеветы, от озлоблений
На изменяющую жизнь;

От чувства затаенной злости
На обновляющийся мир,
Где новые садятся гости
За уготованный им пир;

От желчи горького сознанья,
Что нас поток уж не несет
И что другие есть призванья,
Другие вызваны вперед;

Ото всего, что тем задорней,
Чем глубже крылось с давних пор, —
И старческой любви позорней
Сварливый старческий задор.



1-3 сентября 1866 года, "П.А. Вяземскому", Федор Тютчев.


Я знаю два случая использования этого стихотворения в российском кино:

1) х/ф "Сказки старого Арбата", читает Игорь Владимиров:



2) х/ф "Простые вещи", читает Леонид Броневой:



***

Ты вышел до зари, ты вышел «Накануне»,
Охотник-чародей, всю Русь ты исходил,
Родную нашу Русь, – и ты ходил не втуне:
Когда вернулся ты, ягдташ твой полон был...

Духовной пищи в нём для многих поколений,
Птенцов «Дворянских гнёзд», «Отцов» и их «Детей»,
Ты много нам принёс, могучий русский гений,
Охотник-чародей!


22 августа 1908, Санкт-Петербург, «Тургеневу», Анатолий Александров.
Примечание: 3 сентября ( 22 августа по старому стилю) – день памяти И.С. Тургенева.
I am

3 сентября. Стихи-юбиляры

Опять, опять, опять, опять
О прошлом, прежнем, давнем, старом,
Лет тридцать, двадцать, десять, пять
Отпетом, ах! быть может, даром!

Любимых книг, заветных лиц
Глаза, страницы, строфы, всклики;
Гирлянды гор, ступни столиц,
Муть моря, плавни повилики…

В земной толпе – я темный дом,
Где томы, тени, сны, портреты;
Эдгаров Янек – я; за льдом —
Ток лавы, памятью прогретый.

Но дом живет, волкан горит,
С балкона – песни, речи, сплетни:
Весенний верх сухих ракит,
В одежде свежей плющ столетний!

Лишь домовой, таясь в углу,
Молчит в ответ пустым гитарам, —
Косясь на свет, смеясь во мглу, —
О прошлом, прежнем, давнем, старом.


3 сентября 1922, «Домовой», Валерий Брюсов.



Все ты ходишь в платье черном.
Ночь пройдет, рассвета ждешь,
Все не спишь в дому просторном,
Точно в песенке живешь.

Веет ветер колокольный
В куполах ночных церквей,
Пролетает сон безвольный
Мимо горницы твоей.

Хорошо в дому просторном —
Ни зеркал, ни темноты,
Вот и ходишь в платье черном
И меня забыла ты.

Сколько ты мне снов развяжешь,
Только имя назови
Вспомнишь обо мне — покажешь
Наяву глаза свои.

Если ангелы летают
В куполах ночных церквей,
Если розы расцветают
В темной горнице твоей.


03.09.1932 Арсений Тарковский.
I am

3 сентября. Тишина и похороны смеха

из двух прошлых веков.

Бури лишь в юности сердце пленяют,
          Но пролетают:
   Сила ничтожна их дикая,
И после них остается одна
         Правда великая,
          Ненарушимая –
В сердце – покой, в небесах – тишина, 

          Ибо лазурь
          Вечно – безмолвная,
          Недостижимая,
   Так же, как истина, полная,
          Выше всех бурь. 

   Бог – не в словах, не в молитвах,
   Не в смертоносном огне,
   Не в разрушенье и битвах,
          Бог – в тишине. 

Небо и сердце полны тишиной:
Глубже, чем все мимолетные звуки,
   Глубже, чем радость и муки,
          В сердце безбурном,
          В небе лазурном –
          Вечный покой.

3 сентября 1892, «Тишина», Дмитрий Мережковский.


Мрачные до черного вышли люди,
тяжко и чинно выстроились в городе,
будто сейчас набираться будет
хмурых монахов черный орден.

Траур воронов, выкаймленный под окна,
небо, в бурю крашеное, -
все было так подобрано и подогнано,
что волей-неволей ждалось страшное.

Тогда разверзлась, кряхтя и нехотя,
пыльного воздуха сухая охра,
вылез из воздуха и начал ехать
тихий катафалк чудовищных похорон.

Встревоженная ожила глаз масса,
гору взоров в гроб бросили.
Вдруг из гроба прыснула гримаса,
после -

крик: "Хоронят умерший смех!" -
из тысячегрудого меха
гремел омиллионенный множеством эх
за гробом, который ехал.

И тотчас же отчаяннейшего плача ножи
врезались, заставив ничего не понимать.
Вот за гробом, в плаче, старуха-жизнь, -
усопшего смеха седая мать.

К кому же, к кому вернуться назад ей?
Смотрите: в лысине - тот -
это большой, носатый
плачет армянский анекдот.

Еще не забылось, как выкривил рот он,
а за ним ободранная, куцая,
визжа, бежала острота.
Куда - если умер - уткнуться ей?

Уже до неба плачей глыба.
Но еще, еще откуда-то плачики -
это целые полчища улыбочек и улыбок
ломали в горе хрупкие пальчики.

И вот сквозь строй их, смокших в один
сплошной изрыдавшийся Гаршин,
вышел ужас - вперед пойти -
весь в похоронном марше.

Размокло лицо, стало - кашица,
смятая морщинками на выхмуренном лбу,
а если кто смеется - кажется,
что ему разодрали губу.


1915, «Чудовищные похороны», Владимир Маяковский, впервые опубликовано 3 сентября 1915 года в журнале «Новый Сатирикон».
I am

3 сентября. Как в сказке

Как в сказке… Как в сказке… Луна голубеет.
    Луна серебреет…
    Прозрачная тишь…
Как в сказке… Как в сказке… Луна голубеет.
    И лес скелетеет…
    Зачем ты молчишь?
Как в сказке… Как в сказке… Луна голубеет.
    Не дышит, не веет
    Озерный камыш…
Как в сказке… Как в сказке… Луна голубеет.
    Поля осенеют…
    О чем ты грустишь?
Как в сказке… Как в сказке… Луна голубеет.
    И в луни светлеет
    Изгорбленность крыш…
Как в сказке… Как в сказке… Луна голубеет.
    И лик твой бледнеет…
    Что в сердце таишь?
Как в сказке… Как в сказке… Луна голубеет.
    Подняться не смеет
    Летучая мышь…
Как в сказке… Как в сказке… Луна голубеет.
    Мне хочется ласки!..
    Откликнись! Пойми ж!

3 сентября 1916, им. Бельск, «Поэза лунных настроений», Игорь Северянин.



Эта ночь – ее я не забуду! —
Разожгла мое воображенье,
Августовские сырые звезды
Как-то неестественно мерцали;
Несмотря на полное затишье
Подозрительно скрипели сосны,
И непроницаемая темень
От меня лицо твое скрывала.

Мне казалось, этой ночью с нами
Необыкновенное случится:
Может быть, запутанные лешим,
Забредем мы к старой ведьме в гости;
Иль русалки, мелодичным пеньем
Затуманивая нам сознанье,
Нас заманят в озеро глухое,
Чтобы там защекотать со смехом.

Или рыцари большой дороги
В романтических плащах и шляпах,
Выскочив со свистом из оврага,
В сердце поразят меня рапирой,
А тебя, дрожащую от гнева,
Унесут в глубокую пещеру,
Где заставят приготовить ужин
И по очереди быть женою.

Но вернулись мы благополучно,
И не только нечестии поганой,
Даже энергичных безработных
В эту ночь – увы! – не оказалось.
И когда постель была готова,
Сбросив незатейливое платье,
Ты ко мне прижалась теплой грудью
И меня поцеловала в губы.

В тот же миг почувствовал я сразу:
Все, чего я ожидал сегодня —
Только поэтические бредни,
Плод моей фантазии горячей.
Ах, какой я, в самом деле, странный!
Ну, зачем журавль мне нужен в небе,
Если у меня в руках синица —
Маленькое комнатное счастье?!.


<1927 г. 3 сентября. Суббота. Москва> Николай Минаев.
I am

3 сентября. Четыре стихотворения Николая Рубцова,

написанные поэтом летом 1967 года, были напечатаны в газете “Вологодский комсомолец” уже 3 сентября.Collapse )