September 7th, 2017

I am

7 сентября. К музе

Прошла чреда душевного недуга;
Восходит солнце прежних дней.
Опять я твой, небесная подруга
Счастливой юности моей!
Опять я твой! Опять тебя зову я!
Покой виновный мой забудь,
И светлый день прощенья торжествуя,
Благослови мой новый путь!

Collapse )
Прошла чреда душевного недуга;
Восходит солнце новых дней.
Опять я твой, небесная подруга
Счастливой юности моей!
Сойди ж ко мне! Обвей твоим дыханьем!
Согрей меня небесной теплотой!
Взволнуй мне грудь святым очарованьем!
Я снова твой! Я снова твой!
Я вновь беру забытую цевницу,
Венком из роз, ликуя, обовью,
И буду петь мою денницу,
Мою звезду, любовь мою!
Об ней одной с зарей востока
В душе молитву засвечу,
И, засыпая сном глубоко,
Ее я имя прошепчу.
И верю я, невинные желанья
Мои исполнятся вполне:
Когда-нибудь в ночном мечтаньи
Мой ангел вновь предстанет мне.
А может быть (сказать робею),
Мой жаркий стих к ней долетит,
И звук души, внушенный ею,
В ее душе заговорит.
И грудь поднимется высоко,
И мглой покроются глаза,
И на щеке, как перл востока,
Блеснет нежданная слеза!..


1838, 7 сентября. «К музе», Пётр Ершов
I am

7 сентября. Вихорь

При дороге нива...
Доня-смуглоличка
День-деньской трудится
Неустанно жнет:
Видно, не ленива,
А - что божья птичка -
На заре ложится,
На заре встает.

Против нашей Дони
Поискать красотки.
Разве что далёко,
А в соседстве нет...
Косы по ладони;
Грудь, как у лебедки;
Очи с поволокой;
Щеки - маков цвет.

Солнце так и жарит,
Колет, как иглою;
Стелется на поле
Дым, не то туман;
С самой зорьки парит -
Знать, перед грозою:
Скинешь поневоле
Душный сарафан.

Collapse )
I am

7 сентября. Избранное из стихов-юбиляров

Огонь еще горит, и светит, светит нам, —
А тени серые легли по сторонам
И чутко сторожат его невольный трепет.
Но не мерцает он, и дрожь его, как лепет,
Как лепет медленный, как тихие слова.
Он шепчет свой завет пред ликом божества,
Он с нами говорит, слабеет, но сияет,
И – светлый, как всегда – покорно угасает.


7 сентября 1897, Валерий Брюсов.


* * *

Давно хожу я под окнами,
Но видел ее лишь раз ...
Я в небе слежу за волокнами
И думаю: день погас.

Давно я думу печальную
Всю отдал за милый сон,
Но песню шепчу прошальную
И думаю: где же он?

Она окно занавесила -
Не смотрит ли милый глаз?
Но сердцу, сердцу не весело:
Я видел ее лишь раз ...

Погасло небо осеннее
И розовый небосклон.
А я считаю мгновения

И думаю: где же сон?


7 сентября 1902, Александр Блок.



Как странно всё… Должно быть, нервы
Ослабли, перенапряглись…
Вчера я был с тобою, с первой,
И мысли бурею неслись.

Я знаю этот лёт, вспененный
Туманом, зноем, синевой,
Мучительный, неутоленный,
Неразделенный… неживой!

Сегодня – всё омыто, сдуто,
И в жестяную тишину
Спадают крупные минуты
И гальками идут ко дну.

И в каждом торопливом круге
Я вижу – то былые сны,
То взмах смычка, то взгляд подруги,
То гробовые пелены.

В однообразной этой смене
«Чего-то нет, чего-то жаль» –
И музыки, и упоений,
Уплывших безвозвратно вдаль.


07 сентября 1922 года, Георгий Шенгели.
I am

7 сентября. Думы о древе

Я любил вознесенное сказками древо,
На котором звенели всегда соловьи,
А под древом раскинулось море посева,
И шумели колосья, и пели ручьи.

Я любил переклички, от ветки до ветки,
Легкокрылых, цветистых, играющих птиц.
Были древние горы ему однолетки,
И ровесницы степи, и пряжа зарниц.

Я любил в этом древе тот говор вершинный,
Что вещает пришествие близкой грозы,
И шуршанье листвы перекатно-лавинной,
И паденье заоблачной первой слезы.

Я любил в этом древе с ресницами Вия,
Между мхами, старинного лешего взор.
Это древо в веках называлось Россия,
И на ствол его — острый наточен топор.


7 сентября 1917, Москва, «Прощание с древом», Константин Бальмонт.


Это будет исторгнуто вдруг
Из вселенского чрева,
Чтобы Ангелы, вставшие в круг
Возле старого древа,
Помогли разобраться опять
В том, что проще простого,
Что ведет – или вглубь, или вспять –
Вроде чувства шестого.

Это будет постигнуто вмиг
Всем, что свету раскрыто,
Чтобы взгляд к нему сразу приник
Там, где почва разрыта,
Чтобы слух к нему сразу припал,
Что-то важное слыша
Там, где ветер листву растрепал,
Навеваемый свыше.


7 сентября 1994 года, Владимир Алейников.
I am

7 сентября. Золотое вплетение дней

Нам после летних, светлых вечеров
Так тяжела холодная усталость
Осенней темени… Но разве же пристало
Твердить о том, когда есть много слов
Других, теплее, для сентябрьской сути,
Когда горят леса на перепутье
И золотым, и алым, а глаза
Не могут оторваться от разлива
Вод радужных… Душа поёт: «Красивы
И меди блеск, и неба бирюза!»
Душе не помешают холода,
Ей лишь бы – меж дождями иногда
Вплетались дни, наполненные светом,
С названием наивным – «бабье лето»…



07.09.2016, "вплетались дни", Анна Опарина, фото автора.

I am

7 сентября. Фет

Опять осенний блеск денницы
Дрожит обманчивым огнем,
И уговор заводят птицы
Умчаться стаей за теплом.

И болью сладостно-суровой
Так радо сердце вновь заныть;
И в ночь краснеет лист кленовый,
Что, жизнь любя, не в силах жить.


7 сентября 1891, Афанасий Фет.