September 13th, 2017

I am

Песня дня

В день рождения Александра Розенбаума пусть это будет Вальс-бостон.



На ковре из желтых листьев в платьице простом
Из подаренного ветром крепдешина
Танцевала в подворотне осень вальс-бостон.
Отлетал теплый день, и хрипло пел саксофон.

И со всей округе люди приходили к нам,
И со всех окрестных крыш слетались птицы,
Танцовщице золотой захлопав крыльями…
Как давно, как давно звучала музыка там.


Припев:
             Как часто вижу я сон, мой удивительный сон,
              В котором осень нам танцует вальс-бостон.
              Там листья падают вниз, пластинки крутится диск:
              "Не уходи, побудь со мной, ты - мой каприз..."
              Как часто вижу я сон, мой удивительный сон,
              В котором осень нам танцует вальс-бостон.


Опьянев от наслажденья, о годах забыв,
Старый дом, давно влюбленный в свою юность,
Всеми стенами качался, окна отворив,
И всем тем, кто в нем жил, он это чудо дарил.

А когда затихли звуки в сумраке ночном -
Все имеет свой конец, свое начало, -
Загрустив, всплакнула осень маленьким дождем…
Ах, как жаль этот вальс, как хорошо было в нем!


Припев.


1983.
I am

13 сентября. Нянины сказки

Вспомнил я нянины старые сказки,
  Мальчик пугливый, пугливее лани.
Ждал я хорошей, спокойной развязки
  Чудных рассказов заботливой няни,

Я был доволен, когда от чудовищ
  Храбрый Иван-королевич спасался;
С ним я, искатель несметных сокровищ,
  В царство Кащея под землю спускался.

Если встречался нам Змей шестиглавый,
  Меч-кладенец вынимал я, и в битву
Смело бросался, и бился со славой,
  После победы читая молитву.

Бабы-яги волшебство и коварство
  Мы побеждали с улыбкою гневной,
Мчались стрелой в тридесятое царство,
  Вслед за невестой, за Марьей-царевной.

Годы прошли... Голова поседела...
  Жду я от жизни печальной развязки.
Няня, которая так мне радела,
  Спит на кладбище, не кончивши сказки.

Грустно могилу ее обнимаю,
  Землю сырую целую, рыдая.
Сказки твои я теперь понимаю,
  Добрая няня, старуха седая!

Я - не Иван-королевич, но много
  В жизни встречалось мне страшных чудовищ;
Жил и живу безотрадно, убого,
  Нет для меня в этом мире сокровищ.

Тянутся грустно и дни и недели;
  Жизнь представляется вечным мытарством.
Жадные люди давно овладели
  Славной добычей - Кащеевым царством.

Змей, как и прежде, летает по миру
  В образе хитрого грешника Креза.
Молятся люди ему, как кумиру,
  Золота просят, чуждаясь железа.

Баба-яга (безысходное горе)
  В ступе развозит и холод и голод;
В ступе ее я, предчувствую, вскоре
  Буду раздавлен, разбит и размолот.

Солнце, как факел, дымит, не блистая;
  В сумрак вечерний народы одеты...
Марья-царевна, свобода святая,
  Зорюшка наша! Да где же ты? Где ты?

13 сентября 1878, «Нянины сказки», Леонид Трефолев.
I am

13 сентября. Гении прожитых дней

Ты, может быть, не хочешь угадать,
Как нежно я люблю Тебя, мой гений?
Никто, никто не может так страдать,
Никто из наших робких поколений.

Моя любовь горит огнем порой,
Порой блестит, как звездочка ночная,
Но вечно пламень вечный и живой
Дрожит в душе, на миг не угасая.

О, страсти нет! Но тайные мечты
Для сердца нежного порой бывают сладки,
Когда хочу я быть везде, где Ты,
И целовать Твоей одежды складки.

Мечтаю я, чтоб ни одна душа
Не видела Твоей души нетленной,
И я лишь, смертный, знал, как хороша
Одна она, во всей, во всей вселенной.


13 сентября 1898, Александр Блок, пятое из «Отроческие стихи».



О друг мой тайный,
    Приди ко мне
В мечте случайной
    И в тишине.
В мою пустыню
    Сойди на миг,
Чтоб я святыню
    Твою постиг.
В бездушном прахе
    Моих путей,
В тоске да в страхе
    Безумных дней,
В одежде пыльной,
   Сухой тропой
Иду, бессильный,
    Едва живой.
Но весь жестокий
    Забуду путь,
Лишь ты, далекий,
    Со мной побудь.
Явись мне снова
    В недолгом сне,
И только слово
    Промолви мне.


13 сентября 1898, "Другу неведому", Федор Сологуб.



Настал заветный час дремотный.
Без слов, покорствуя судьбе,
Клонюсь я к бездне безотчетной
С последней думой – о тебе!

В мечты мои ты льешь, царица,
Свет с изумрудного венца,
И дня прочтенная страница
Тобою дышит до конца
.

13 сентября 1900, Валерий Брюсов.
I am

13 сентября. Юрий Кублановский в 21-ом веке

               Г. Кружкову

В пору дождя упорного
сядем в кружок у свечки.

Тайнопись в виде дёрганых
холмсовских человечков
выглядела бы глупою
выходкою нахала,
но под рабочей лупою
сыщика-маргинала
вывела на виновника:
из-за кого у дому
стали кусты терновника
принадлежать другому

с ягодами чернильными,
можно сказать, фамильными.

В траурных шляпах с сетками
дамы идут, не слышат,
как плавниками-ветками
снулые клёны дышат

на безымянном кладбище,
то бишь овечьем пастбище…


13.1Х.2009, «Чтение в непогоду», Юрий Кублановский.




Снова старик Солярис
в дальнем углу вселенной
воспроизводит что-то:

усадебные ворота,
боярышник и физалис,
жизни клочок смиренной…

Муаровой промельк юбки
упрямицы, верной трону,
и никакой уступки
заезжему фанфарону,

вернее сказать, поэту.
Уснувший на сеновале,
он сделался схож к рассвету
с охотником на привале.

Некогда там, далече,
и бытовалось проще,
и помиралось легче,
как светотени в роще,

откуда в окошко пташка
влетела и растрепала
сальный темляк на шашке
покойного генерала.


13 сентября 2011 года, «Война и мир», Юрий Кублановский.



***

В непосильные, неисправные времена
разве что и держат на плаву какие-то фрагменты реальности:
вот сирень рвётся из церковной ограды,
всею тяжестью на неё навалившись;
вот колония лилий в йодистой дрейфует воде;
а зимой с плакучих ветвей
посыплются изморози радужные крупицы…

Есть в Ипатьевской обители образ
«Не рыдай Мене Мати».
В теснёном, огибающем изображенье окладе
Мать с истощённым пытками Сыном.
Выглядят как сверстники, одногодки.
Вся она — отчаянье, вопрошанье,
положила ладонь Ему на грудную клетку,
словно тщится утишить боль.
Он же — весь уже не с ней и не с нами.

Снег завалит берега костромские.
Наконец, приспеют сроки молиться —
как бы только не последние сроки —
в меру веры на спасение уповая.


13.IX.2014, Юрий Кублановский.
I am

13 сентября. Вечерние песни

В день памяти Алексея Фатьянова (1919 - 1959) пусть это будут песни на его стихи.



Когда проходит молодость.
Длиннее ночи кажутся,
Что раньше было сказано,
Теперь уже не скажется.
Не скажется, не сбудется,
А скажется - забудется...
Когда проходит молодость,
То по-другому любится.

Но что нам в жизни сетовать
На то, что ночи длинные, -
Ещё полны рассветами
Все ночи соловьиные.
Коль ночи соловьиные -
Цветут кусты жасминные,
И ты, как прежде, кажешься
Кудрявою рябиною.

Пускай густые волосы
Подёрнулися инеем, -
Глаза твои усталые
Мне кажутся красивее.
Что не сбылось, так сбудется.
Не сбудется - забудется.
Когда проходит молодость,
Еще сильнее любится.


1946, Алексей Фатьянов
.





Тишина за Рогожской заставою.
Спят деревья у сонной реки.
Лишь составы идут за составами,
Да кого-то скликают гудки.

Почему я все ночи здесь полностью
У твоих пропадаю дверей?
Ты сама догадайся по голосу
Семиструнной гитары моей!

Тот, кто любит, в пути не заблудится.
Так и я - никуда не пойду,
Все равно переулки и улицы
К дому милой меня приведут.

Подскажи-подскажи, утро раннее,
Где с подругой мы счастье найдем?
Может быть вот на этой окраине
Или в доме, котором живем?

Не страшны нам ничуть расстояния!
Но, куда ни привел бы нас путь,
Ты про первое наше свидание
И про первый рассвет не забудь.

Как люблю твои светлые волосы,
Как любуюсь улыбкой твоей,
Ты сама догадайся по голосу
Семиструнной гитары моей.


1957
I am

13 сентября. Самые цитируемые строки

в нашей семье в последнее время знаете какие? Знаете такие:

Что стряслось у тети Вали?
У нее очки пропали!

Ищет бедная старушка
За подушкой, под подушкой,

С головою залезала
Под матрац, под одеяло...


На сундук старушка села.
Рядом зеркало висело.

И старушка увидала,
Что не там очки искала,

Что они на самом деле
У нее на лбу сидели.



Знаете чьи?Collapse )