November 7th, 2017

I am

25 октября 1917 года. Последний день календаря

У меня уже был пост с таким названием: 25 октября 1917 года. Последний день календаряСегодня дополняю его новым содержанием.
Ночь искусств у Цветаевой Всеобщий Русский Календарь 1917
Collapse )
I am

7 ноября. Красный день календаря

До боли снежное и хрупкое
сегодня утро, сердце чуткое
насторожилось, ловит звуки.
Бело пространство заоконное —

мальчишкой я врывался в оное
в надетом наспех полушубке.
В побитом молью синем шарфике,
я надувал цветные шарики,

гремели лозунги и речи…
Где ж песни ваши, флаги красные,
вы сами — пьяные, прекрасные,
меня берущие на плечи?


1996, Борис Рыжий, «7 ноября».

Collapse )
I am

7 ноября. XIX век

Затеплились звезды одна за другою
Над темного далью лугов;
Куда-то со скрипом, за сонной рекою,
Проехал обоз чумаков.
Задумав поужинать, подле залива
Рыбак разложил огонек;
И вдруг осветились: плакучая ива,
Плечистый старик и челнок,
Развесистый невод, подпертый шестами,
Шалаш на крутом берегу,
Кусты лозняка и, вдали за кустами,
Стреноженный конь на лугу.
Вот в сторону, верно, испуганный светом,
Со свистом кулик пролетел...
Bсe тихо... лишь в поле, туманом одетом,
Бог весть кто-то песню запел.
А к полночи, кажется, дождь соберется.
Уж наволочь кой-где пошла;
Теперь мужичок его ждет не дождется:
Ведь рожь наливать начала!
Ложись, горожанин, в постель пуховую
И спи до утра без забот!
Хлеб будет: крестьянин свечу восковую
Сегодня ж с молитвой зажжет.
Вот тучки находят; отрада народа,
Господь даст, и дождик пойдет...
Уж сколько же завтра душистого меда
Пчела моя в поле найдет!


7 ноября 1855, Иван Никитин.


* * *
Море широкое, даль бесконечная,
Волны да небо кругом,
Небо прозрачное, синее, вечное,
С вечно горящим огнем.

Веет над бездной простор беспредельного,
Мчится волна за волной;
Но среди грома и плеска бесцельного
Вечных созвучий покой.


7 ноября 1882, Дмитрий Цертелев.
I am

7 ноября. Голубиная книга

В младенчестве я слышал много раз
Полузабытый прадедов рассказ
О книге сокровенной... За рекою
Кровавый луч зари, бывало, чуть горит,
Уж спать пора, уж белой пеленою
С реки ползет туман и сердце леденит,
Уж бедный мир, забыв свои страданья,
Затихнул весь, и только вдалеке
Кузнечик, маленький работник мирозданья,
Все трудится, поет, не требуя вниманья, —
Один, на непонятном языке...
Collapse )