November 17th, 2017

I am

17 ноября 1920 года

Посмотришь бегло — будто бы как все...
Посмотришь глубже -- засосало в омут!
Глаза, глаза!.. И льнешь лучом к росе,
И давит, жжет квадрат холодных комнат.

И кто ж тебе придется по душе?
Калик немало пустишь ты по свету!..
Тону, тону в глазах, как в Иртыше
Тонул Ермак... И нет спасенья, нету...


17 ноября 1920, Александр Ширяевец, «Глаза».


* * *

Плыву, плыву! — Всё ближе жданный берег:
Я пьян от сил, а был убог и нищ!..
— Не тот ли, на который вышел Рерих,
Где встал Курган славянских Городищ?

Взъярились волны в пляске хороводной!
Сейчас, сейчас мой Рай! — заветный край!..
— Истошный вопль, разливный, всенародный,
Такой родимый: "Боже, выдыбай!.."


17 ноября 1920, Александр Ширяевец.
I am

17 ноября. Завещание

Когда на склоне лет иссякнет жизнь моя
И, погасив свечу, опять отправлюсь я
В необозримый мир туманных превращений,
Когда мильоны новых поколений
Наполнят этот мир сверканием чудес
И довершат строение природы, —
Пускай мой бедный прах покроют эти воды,
Пусть приютит меня зеленый этот лес.

Collapse )
I am

17 ноября. Песня молодого Визбора

Городок за озером вдали,
И леса торжественно стоят.
Хорошо, что снова мы пришли
В знаменитый песнями Турград.

И не только песнями, друзья!
До сих пор забыть я не могу,
Как трудилась дружная семья
Вот на этом самом берегу.

И опять знакомый уголок.
Над лесной поляной реет флаг.
Где б еще тебя я встретить мог,
Мой товарищ, ленинец, земляк?

Но, конечно, это не конец
Нашей дружбе, крепкой с давних пор.
Эй, дружок, подкинь еще дровец!
Разгорайся ярче, наш костер!

Всю бы жизнь я здесь прожить готов,
Чтобы вечно были мне видны
Синева задумчивых лесов,
Голубой простор моей страны.


17 ноября 1954, Юрий Визбор, «Снова в Турграде».
I am

17 ноября. Баллада о блаженном цветении

То было позднею весной, а может, ранним летом.
Я шел со станции одной, дрозды трещали где-то,
И день, процеженный листвой, стоял столбами света.
Collapse )