November 18th, 2017

I am

18 ноября. Два сонета

Сколько званых и незваных,
Не мечтавших ни о чем,
Здесь, плечо к плечу, в туманах
Медным схвачено плащом!

Пришлецов хранитель стойкий
Дозирает в дождеве:
Полюбивший стрелы Мойки
Примет гибель на Неве...

Город всадников летящих,
Город ангелов, трубящих
В дым заречный, в млечный свет, –

Ты ль пленишь в стекло монокля,
Тяжкой лысиною проклят
И румянцем не согрет?..


18 ноября 1915, Бенедикт Лившиц.



По картам здесь и город был, и порт.
Остатки мола видны под волнами.
Соседний холм насыщен черепками
Амфор и пифосов. Но город стерт,

Как мел с доски, разливом диких орд.
И мысль, читая смытое веками,
Подсказывает ночь, тревогу, пламя,
И рдяный блик в зрачках раскосых морд.

Зубец, над городищем вознесенный,
Народ зовет «Иссыпанной Короной»,
Как знак того, что сроки истекли,

Что судьб твоих до дна испита мера,
Отроковица эллинской земли
В венецианских бусах – Каллиера!


18 ноября 1926, <Коктебель>. Максимилиан Волошин, «Каллиера»,
посвящение С.В. Шервинскому.
I am

18 ноября. Суд роковых лет

На суде пред Божиим престолом
Встал наш ангел и винил соседа:
Раскололась вся земля расколом.
И досталась ангелу победа
На суде пред Божиим престолом.
Но лишь громы прорекли: «победа!»,
Разодрал он с ворота до низу
На себе сиящую ризу
И взмолился «пощади!» к Престолу,
И раздралась плоть отчизны долу.


18 ноября 1917, Вячеслав Иванов.
Collapse )
I am

Вера Кузьмина. Воет вьюга бабкой Ёжкой,

Одному Петру - шофёру, солдату, человеку

Воет вьюга бабкой Ёжкой, жрёт луну-хурму, светит жёлтое окошко сквозь метель и тьму - это я на кухне лампу в зимней жгу ночи. Бабка Ёжка тянет лапу, за окном ворчит. Перевит жемчужной нитью, отгоняя жуть, зрит с иконы покровитель шествующих в путь: от ухабов и наколок, дурня и вора сохрани, святой Никола, путника Петра, во дворе, овраге, роще отведи беду...За рулём - ведь это, в общем, как весной на льду.
Бабка Ёжка на заборе ухает совой. Сохрани, святой Егорий, воина свово: я дразнюсь - "Василий Тёркин, глядь, ишшо живой" - он смеётся, в гимнастёрке, с бритой головой. Есть отбывшие солдаты, бывшие - навряд. Вечна память - автоматы, в очередь наряд, ждут ли Юленька и Милка, марш стирать носки...
...любят бритые затылки пули и штыки, слишком любят, вырвут, Боже - с корнем от корней...
Гладить мне солдатский ёжик до последних дней.
Что могу? Могу немного: щи томить в горшке, попросить святых и Бога о его башке: сохрани, святой Петруша, тёзку твоего! - про бензин сидеть и слушать ( не понять всего ), рифмовать, сажать картошку, пол помыть в дому...
Ты свети, моё окошко, сквозь метель и тьму, сквозь снежище - злой, лохматый свет бросай прямой...
Может, путники-солдаты все придут домой.


18 ноября 2017 года, Вера Кузьмина.