December 16th, 2017

I am

Мария Махова. Немножко про луну

И за той и этой стеною – стены, и на каждой, видимо, тот же гвоздь. Мы-то думали, будут нам перемены, но опять «хотелось, да не смоглось». Прилетела птичка, пропела басом, улетел к болоту весёлый стриж. Что он там найдёт, ничего не ясно, ну хоть ты ответь мне, и ты молчишь. Это всё такая игра в молчанку, за окошком ноль и природный сбой. Я ловлю луну в жестяную банку, и на всякий случай ношу с собой.
Где-то пёс залаял из подворотни, проскакал в оленью страну олень. Завтра будет то же, что и сегодня, это дни такие, да ну их в пень. Ничего не сбудется, что хотите – закрывай глаза, отходи ко сну. Вот возьму билет и уеду в Питер, прицеплю там к небу свою луну.

Нас на свете много, никто не лишний, каждый сам придумал, как легче жить. У дверей «Копейки» всё тот же нищий, дурачок приблудный, стоит, дрожит. Здесь его не трогают и не гонят, но прохладно всё же, не месяц май, высыпаю мелочь в его ладони, дурачок, не падай, не умирай. А пройдёт зима – в это нужно верить – веселее, может, пойдут дела. Да мы, в общем, все – дурачки у двери, и хотим копеечку и тепла. Это всё, наверно, игра такая, а зачем, откуда, к чему – Бог весть… Чудеса бывают? Да кто ж их знает. Но вот день настал – значит, всё же, есть. Просто мы про них вспоминаем редко, всё бежим куда-то, не видно лиц… У меня – луна, за щекой конфетка, и немножко хлеба ещё – для птиц.


15.12.2017 mahavam
I am

16 декабря. Николай Языков Алексею Вульфу

Мой брат по вольности и хмелю!
С тобой согласен я: годна
В усладу пламенному Лелю
Твоя Мария Дирина.
Collapse )

Об отношении Николая Языкова к Марии Дириной рекомендую, кому интересно, почитать труд "Письма Н.М. Языкова к родным за дерптский период его жизни (1822-1829)".
I am

В день памяти Тициана Табидзе (1895 - 1937)

ПАМЯТИ ТИЦИАНА ТАБИДЗЕ

На Мцхету падает звезда.
Крошатся огненные волосы,
Кричу нечеловечьим голосом
На Мцхету падает звезда!...

Кто разрешил её казнить?
И это право дал кретину
Совать звезду под гильотину?
Кто разрешил ее казнить?

Кто смерть на август назначал,
И округлял печатью подпись?
Казнить звезду -- какая подлость!
Кто смерть на август назначал?

Война тебе, чума тебе,
Убийца, выведший на площадь
Звезду, чтоб зарубить, как лошадь!
Война тебе, чума тебе!

На Мцхету падает звезда.
Уже не больно ей разбиться,
Но плачет Тициан Табидзе.
На Мцхету падает звезда.


1962, Юнна Мориц, «Памяти Тициана Табидзе».
I am

16 декабря. Николай Оцуп

Дай мне погрузиться в ощущенья,
Страшно удаляться в небеса,
Я лечусь от головокруженья,
Вслушиваясь в жизни голоса.

В восхищенье всё меня приводит:
И стада, и птицы, и поля.
Я старею, из-под ног уходит,
Но сильнее радует земля.

Как могила, глубока природа,
Жизнь в нее заглянет и дрожит…
Есть в любви чистейшая свобода:
От любого страха исцелит.


16-27 декабря 1958 года, Париж. Николай Оцуп, первое из "Предсмертные стихи".


Примечание (источник): вдова поэта сообщала Г. Струве 15 декабря 1961 г.:
"О смерти Н. А. рассказывали неверно. Накануне рождественских vacances его просили выступить на вечере памяти Г. Иванова. Он остался, я уехала искать место в горах. Н. А. писал мне каждый день, но ни словом ни в одном из писем не дал понять, что переживал агонию - предчувствие смерти. Узнала я об этом из стихотворений, найденных на рабочем столе и названных "предсмертные". Последнее помечено 27 декабря 4 ч. утра. 28-го он должен был приехать ко мне. Вышел рано утром, упал в безлюдном месте. Когда его нашли, он был еще живым. Привезли в госпиталь, но там не оказалось дежурного врача. Умер через час, не получив помощи".