December 24th, 2017

I am

24 декабря. В дорогу молодым

          Так начинают…
           Пастернак Б.

Так начинают
Юноши без роду,
Стыдясь немного
Драных брюк и пиджака,
Ещё не чувствуя под сапогом дорогу.
Развалкой входят
В века!
Но если непонятен зов стихами,
И пожелтеет в книгах
Их гроза,
Они уйдут,
Не сбросив с сердца камень,
Не плюнув жизни в грязные глаза.
И вот тогда, в изнеможеньи —
Когда от силы ты,
Когда держать её в себе невмочь,
Крутясь ручьём,
Остановив мгновенье,
Торжественно стихи приходят в ночь.
И разлететься сердцу,
Гул не выдержав,
И умершей звездой
Дрожать огнём,
И страшен мир-слепец,
Удары вытерший,
И страшен мир,
Как звездочёты днём.
Иди же, юноша.
Звени тревожной бронзой
И не погибни кровью в подлеце.
Живи, как в первый день,
И знай, что будет солнце,
Но не растает
Иней на лице.


23–24 декабря 1938, «Дорога», Михаил Кульчицкий.
I am

24 декабря. Столетние стихи

Ешь ананасы, рябчиков жуй,
день твой последний приходит, буржуй.


1917, Владимир Маяковский,
впервые было опубликовано в журнале «Соловей», М. 1917, № 1, 24 декабря.

В статье «Только не воспоминания» (1927) Маяковский рассказывает о происхождении этих строк: «К Привалу („Привал комедиантов“ — артистический кабачок.) стали приваливаться остатки фешенебельного и богатого Петербурга. В такт какой-то разухабистой музычке я сделал двустишие… Это двустишие стало моим любимейшим стихом: петербургские газеты первых дней Октября писали, что матросы шли на Зимний, напевая какую-то песенку: Ешь ананасы… и т. д.».