January 24th, 2018

I am

24 января. Стихи-юбиляры

На дальней полке мирным строем стоя,
Спят с ранних лет любимые тома:
В них дремлет луч тропического зноя,
Глядит из них полярной ночи тьма.

Там – повести безумно-дерзких странствий:
То – к полюсу, где мир окован льдом,
Где солнца нет, а мгла горит, в убранстве
Сияний северных, над белым сном;

То – в страны страшных бурь и грозных ливней,
Где из песков крутит столбы самум,
Где путь в лесах проложен силой бивней,
Где львы рычат иль жуток выкрик пум.

Там – сказки о боях: пираты в давке,
В зубах с ножами в плен берут фрегат;
Иль дикари летят, взвив томагавки,
Под бранный клич на белых из засад!

Ряд буйных вымыслов, живых фантазий!
Из детских книг встают, в мечтах ожив,
Герои, битвы, земли; в каждой фразе —
Отважный подвиг, смелый жест, порыв.

И в наши дни, когда кругом – так смутно,
Отрадно вспомнить все, что Рок унес:
Пыл юности, былой восторг, минутно
Забыв действительность в причуде грез!


24 января 1918 года, Валерий Брюсов.


Collapse )
I am

24 января. Дунайская фантазия

                                                      Оле

Как бы мне сейчас хотелось в Вилкове вдруг очутиться!
Там — каналы, там — гондолы, гондольеры.
Очутиться, позабыться, от печалей отшутиться:
ими жизнь моя отравлена без меры.

Там побеленные стены и фундаменты цветные,
а по стенам плющ клубится для оправы.
И лежат на солнцепеке безопасные, цепные,
показные, пожилые волкодавы.

Там у пристани танцуют жок, а может быть, сиртаки:
сыновей своих в солдаты провожают.
Всё надеются: сгодятся для победы, для атаки,
а не хватит — сколько надо нарожают.

Там опять для нас с тобою дебаркадер домом служит.
Мы гуляем вдоль Дуная, рыбу удим.
И объятья наши жарки, и над нами ангел кружит
и клянется нам, что счастливы мы будем.

Как бы мне сейчас хотелось очутиться в том, вчерашнем,
быть влюбленным и не думать о спасенье,
пить вино из черных кружек, хлебом заедать домашним,
чтоб смеялась ты и плакала со всеми.

Как бы мне сейчас хотелось ускользнуть туда, в начало,
к тем ребятам уходящим приобщиться.
И с тобою так расстаться у дунайского причала,
чтоб была еще надежда воротиться.


24 января 1985, «Дунайская фантазия», Булат Окуджава.
I am

24 января. Романс

День за днем, а год за годом катит.
Время вдруг становится судьбой.
Ни на что его уже не хватит -
Лишь на безоглядную любовь.
Ни на что его уже не хватит -
Лишь на безоглядную любовь.

То люблю, что оказалось рядом,
До чего рукою дотянусь.
Ничего другого мне не надо, |
И назад уже не обернусь.       | 2 раза

За спиною холмик остается,
Крестиком под ноги ляжет тень -
Не про это ли всегда поется,          |
Если даже в песне - ясный день?!    | 2 раза

Вновь зима над милыми местами -
Сколько их осталось впереди?
И земля, расшитая крестами,- |
Белою рубахой на груди.            | 2 раза



<22 ноября 1985 - 24 января 1986>, Евгений Клячкин, "Посвящение Сергею Есенину"
(слушать).