February 22nd, 2018

I am

22 февраля. На земле перед небом

Рок тяготеет над всем,
Мною свершённом в труде:
Мысли, картины, стихи,
Трезвой науки плоды -
Всё исчезает как дым,
Всё превращается в прах,
Будто трудился не я,
Будто созданья мои
Снятся кому-то во сне,
Вместе со мной - их творцом.


22 Февраля 1950 года, Александр Чижевский.




В небе ни полей, ни аллей,
ни разноголосицы птиц:
будет ли мне там веселей
в мерзлой синеве без границ?

Скажут ли, впустив за порог:
«Комнаты себе выбирай», –
или, осудив за порок,
снова запечатают рай, –

Выбросят на тысячу лет
прочь от обогретых палат?..
Буду я, бездомный, одет
в рубище из ветхих заплат.

Праведник – чистулька и сноб –
свесится с балкона дворца:
«Грешнику смягчит ли озноб
тёплая земная грязца?»


Ночь на 22.II.1982 Валерий Перелешин, «Посмертье».
I am

22 февраля. На земле перед небом-2

Жемчужный снег, хрустальный воздух, птичка
В лесной кормушке. «Рай», - гласит табличка.
Перевернёшь табличку – слово «ад»
Прочтёшь, застыв у тех же самых врат.
Да-да, всё так: жемчужный и хрустальный,
Но и сиротство, и исход летальный.



Лариса Миллер, larmiller, 22 февраля, 2011

Жизнь прОжил,
А всё не пойму,
Зачем я, как маятник, мерно
Качаюсь из света во тьму,
Из Света во Тьму маловерно.

Зачем, как в холодной зиме
Следы урожайного лета,
Ищу я в безжалостной тьме
Следы милосердного Света?

И мысль небезгрешна, и плоть.
Неужто однажды отчаюсь?
Глядит с укоризной Господь,
Как я тут, бездельник, качаюсь.

Как я в эту церковь вхожу,
Как, тьму из души изгоняя,
Застенчиво свечку держу,
Ни слова в молитве не зная.

Ни слова…
Лишь совесть жива
Под слоем греховного смрада.
Не всё выражают слова…
А помнить их все-таки надо.


22 февраля 2015 года, «Маятник. Прощеное воскресенье», Чепурных Евгений Петрович