June 28th, 2018

I am

28 июня. Дмитрий Мережковский

Мы – бедные капли, мы – серые капли
    Холодных упорных дождей,
В болотах, где дремлют недвижные цапли,
    Мы слабые, вечные капли
    В безветрии мертвом ночей.
Боишься ты нашего тихого звука
На плоской равнине полей торфяных,
Как будто отраднее смерть или мука,
Чем наша покорная тихая скука.
Боишься ты шепота струй дождевых.
Мы жалкие, серые, что же мы значим,
Не бойся, мы сделать не можем вреда,
По крыше твоей только пляшем и скачем,
Как дети большие, мы плачем и плачем,
Ни ночью, ни днем не уснем никогда.
И песню поем мы всё ту же и ту же,
Мы братья твои, ты от нас не беги:
Как ты, умираем и тонем мы в луже,
За нами – другие, и песню всю ту же
Поют, умирая во мраке и в луже,
И тают в воде дождевые круги.
И дремлют в болоте недвижные цапли,
С опущенных перьев стекают струи,
Мы – слабые капли, мы – бедные капли,
Мы – тихая скука, мы – слезы твои.

28 июня 1895, Ораниенбаум. «Дождь», Дмитрий Мережковский.
I am

28 июня. Дыханье жизни - птичий перелёт

Приснился мне щегол, приснилась синица...
О чудо!.. У пичуг глаза померкших лиц,
Что перешли давно незримую границу
И превратились в птах, в звонкоголосых птиц.

Но почему себя узнал я в этом пенье?..
Кто россыпь проглотил моих певучих звезд?..
Быть может, я забыл в лесу стихотворенье
И подобрал его какой-то шустрый дрозд.


28 июня 1985, Вениамин Блаженный.

Collapse )
I am

28 июня. Владимир Алейников

* * *

На прибрежной скале я сорвал
Незнакомой травы стебелёк, –
Дух полудня по дому витал
До утра, как степной мотылёк.

Дело к вечеру, – вновь этот дух
Оживает, – загадочный злак
Будит зрение, входит в мой слух,
Зыблет мысль, – не уймётся никак.

На скале я его отыскал,
Что стоит над старинной рекой,
Чтобы плетью медвяной плескал
По столу моему непокой,

Чтобы ночью, к окошку припав,
Этот запах вдыхала луна,
Из бессчётного множества трав
Лишь ему почему-то верна.

И души мне уже не унять,
Этот запах вдохнув колдовской, –
И к скале возвращусь я опять,
Чтоб траву отыскать над рекой.

У неё и названия нет,
Но поймёте ли, что я обрёл? –
Только дух над скалой, только свет,
Небывалый, густой ореол.


28 июня 1988, Владимир Алейников.