August 6th, 2018

I am

6 августа. КОЕ-ЧТО ПО ПОВОДУ ДИРИЖЁРА

В ресторане было от электричества рыжо́.
Кресла облиты в дамскую мякоть.
Когда обиженный выбежал дирижер,
приказал музыкантам плакать.

И сразу тому, который в бороду
толстую семгу вкусно нёс,
труба — изловчившись — в сытую морду
ударила горстью медных слёз.

Ещё не успел он, между икотами,
выпихнуть крик в золотую челюсть,
его избитые тромбонами и фаготами
смяли и скакали через.

Когда последний не дополз до двери,
умер щекою в соусе,
приказав музыкантам выть по-зверьи —
дирижер обезумел вовсе!

В самые зубы туше опоенной
втиснул трубу, как медный калач,
дул и слушал — раздутым удвоенный,
мечется в брюхе плач.

Когда наутро, от злобы не евший,
хозяин принес расчёт,
дирижер на люстре уже посиневший
висел и синел ещё.


<1915>, Владимир Маяковский, «Кое-что по поводу дирижера», в первые было опубликовано в журнале «Новый сатирикон» П. 1915, № 32, 6 августа.
I am

6 августа. Вера Меркурьева

Вечерни солнца конченная треба.
Пути на запад облачные метки.
В чужом саду, в заброшенной беседке
Под вечер успокоиться и мне бы –
И видеть сквозь темнеющие ветки
Полоски еще розового неба.

Последний звон – на ивах, на вербах ли,
Куренье смол игольчатым кадилом.
Ах, на моем далеком юге, снилось,
Родные тополя сильнее пахли,
И я о севере грустила милом
Острее – там, в забытой белой сакле.

Как непохожи там и здесь природа,
Здесь – Антигона, там же — Клеопатра.
Но здесь я у подножия Алатра,
У темной грани светлого восхода,
Но ближе здесь небесного театра
И высь и даль украшенного свода.

Вечерняя прохлада нежить рада
Чужого сада тихую беседку.
Пора идти. Еще мгновенье взгляда —
И снимок спрятан в темную кассетку.
Но я его возьму, когда мне надо,
В моих стихов узорчатую сетку.


6.VIII.1917
I am

6 августа. Сергей Соловьев

Скоро, скоро станет звездной
Быстро меркнущая твердь.
Ты покоишься над бездной,
Где сгустились мрак и смерть.
Здесь, где пламя бушевало,
Где ворочал камни смерч,
Возле самого провала
Смотришь ты, как замерцала
Огоньком маячным Керчь.
Волны бьются о каменья
С вечной страстью и тоской.
Подожди еще мгновенье:
Дай испить самозабвенья
Упоительный покой.


6 августа 1926, Коктебель.
I am

6 августа. Вениамин Блаженный

Не зовите стихами мои исступленные строчки,
Ведь стихи сочиняют поэты в домашней тиши,
Я же руки просунул сквозь прутья своей одиночки
И зову вас на помощь великою болью души.

Collapse )