September 26th, 2018

I am

26 сентября. Георгий Шенгели

Дождь прошел. Тугие тучи
Твердый ветер свеял вбок,
И разверзся в небе жгучий
Синевы блаженный клок.

В сад бежит девчонка. Где ж ей –
Дома киснуть? Как не так!
И в траве, как небо, свежей
Скользко чавкает башмак.

А уже воздушным змеем
Мы, большие, занялись
И гордимся, что умеем
Запустить китайца ввысь.

И звенит льняная нитка,
Натянулась, как струна,
И по ней бумажка прытко
Ветром вверх унесена.

Вновь и вновь к тростинкам рамы
За листом взлетает лист,
Это – "Богу телеграммы"
Шлет веселый гимназист.

Нить звенит легко и тонко;
Бог вверху, внизу трава;
Палец в рот, стоит девчонка, –
И в глазищах – синева!


26.IX.1948, Георгий Шенгели.
I am

26 сентября. Столетние стихи

Владимира Набокова из цикла "Ангелы" с крымскими видами из прошлых наших походов.
ДемерджиМоре и небо3
Стоял он на скале высокой, заостренной...
В широкой утопала мгле
земля далекая. Стоял он на скале,
весь солнцем озаренный.

От золотых вершин равнину заслонив,
клубились тучи грозовые,
и только вдалеке сквозь волны их седые
чуть вспыхивал залив.

И на горе он пел, задумчиво-прекрасный,
и видел под собой грозу,
извивы молнии, сверкнувшие внизу,
и слышал гром неясный.

За тучей туча вдаль торжественно текла.
Из трещин вылетели с шумом
и пронеслись дугой над сумраком угрюмым
два царственных орла.

Густая пелена внезапно встрепенулась,
и в ней блеснул просвет косой.
Прорвал он облака. Волшебно пред горой
равнина развернулась.

И рощи темные, и светлые поля,
и рек изгибы и слиянья,
и радуги садов, и тени, и сиянья --
вся Божия земля!

И ясно вдалеке виднелась ширь морская,
простор зеркально-голубой.
И звучно ангел пел, из мира в край иной
неспешно улетая.

И песнь растаяла в блуждающих лучах,
наполнила все мирозданье.
Величие Творца и красоту созданья
он славил в небесах...


26 сентября 1918, "Престолы".


Collapse )