October 24th, 2018

I am

24 октября. Столетние стихи

Шумела роща золотая,
ей море вторило вдали,
и всхлипывали, пролетая,
кочующие журавли

и в небе томном исчезали,
все тише, все нежней звеня.
Мне два последних рассказали,
что вспоминаешь ты меня...


24 октября 1918, Владимир Набоков, «Журавли».
I am

24 октября. Вениамин Блаженный

***

Те, что видели только лицо мое, лоб мой и очи,
Говорили, что я невеселый забитый старик,
И не знали они, что я выходец мрака и ночи,
Что торчит у меня изо рта окровавленный крик.

Это крик немоты...
                               Немота оглушительней грома -
И ко рту подношу я в испуге мгновенном ладонь...
Говорят, что в безумной моей голове не все дома, -
Нет, неправда, все дома, но в доме бушует огонь.


24 октября 1984, Вениамин Блаженный.
I am

24 октября. Герман Плисецкий

Я всю жизнь как будто на отшибе,
будто сносит ветром парашют...
И не то чтобы меня отшили –
к делу всё никак не подошьют.

Кажется, вот-вот, почти что рядом –
что-то проясняется, сквозит...
Не скольжу по жизни верхоглядом –
это жизнь мимо меня скользит.

Невесомость это или вескость?
Это полнота иль пустота?
Видно, с самого начала резкость
у фотографа была не та.

Видел ты меня или не видел?
Может быть, и видел, да забыл...
Слишком мало доказательств выдал
я того, что между вами был.


24 октября 1987 года, Герман Плисецкий.