July 17th, 2021

I am

17 июля. Столетние стихи-1

 Это почти поэма, поэтому начало и концовка - здесь, а остальное - под катом.

Так вот он, прежний чародей,
глядевший вдаль холодным взором
и гордый гулом и простором
своих волшебных площадей, —
теперь же, голодом томимый,
теперь же, падший властелин,
он умер, скорбен и один…
О город, Пушкиным любимый,
как эти годы далеки!
Ты пал, замученный, в пустыне…
О город бледный, где же ныне
твои туманы, рысаки,
и сизокрылые шинели,
и разноцветные огни?
Дома скосились, почернели,
прохожих мало, и они
при встрече смотрят друг на друга
глазами, полными испуга,
в какой-то жалобной тоске,
и все потухли, исхудали:
кто в бабьем выцветшем платке,
кто просто в ветхом одеяле,
а кто в тулупе, но босой.
Повсюду выросла и сгнила
трава. Средь улицы пустой
зияет яма, как могила;
в могиле этой — Петербург…

Collapse )

Крушенье было. Брошен я
в иные, чуждые края,
гляжу на зори через воды,
среди волнующейся тьмы…
Таких, как я, немало. Мы
блуждаем по миру бессонно
и знаем: город погребенный
воскреснет вновь; все будет в нем
прекрасно, радостно и ново, —
а только прежнего, родного,
мы никогда уж не найдем…


<17 июля 1921>Берлин.  Владимир Набоков, «Петербург».
I am

С МоскваХодом к МГУ

1) Мы с Надей любим гулять по Москве, потому что оба любим наш город. Но Надя, коренная москвичка с Якиманки, любит Москву правильнее меня, понаехавшего: она любит гулять со мной и еще с тем, кто любит столицу не меньше, но знает лучше. В одном из недавних постов я намекал на любимых Надиных мужчин, так из экскурсоводов один из самых любимых - Константин Николаевич Гацунаев, который в основном водит экскурсии от общества пеших прогулок МоскваХод. И вот недавно, 4 июля, сходили мы вместе с ним к МГУ на Воробьёвых горах.

Collapse )