Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

23 июня. Тема ночи

присутствует во всех четырех стихотворениях этого поста.

Он был в душе прекрасен, если ночь,
Ночь темную, назвать "прекрасной" можно.
(Он на нее похож был!)... Даже дочь-
Красавицу преследовал безбожно.
Нашла она в стенах монастыря
Убежище от батюшкиной сети
И в келий, в своей сиротской клети,
Прекрасная, как летняя заря,
Потухла вдруг.
...Поминки сотворя,
Отец стонал: - "О дети, наши дети!"
Он был добряк: менял на пятачки
По праздникам для нищих рублик медный.
Толпа пред ним рвала себя в клочки,
А он вздыхал: "Как дик народ наш бедный!"
И жарко он молился... (Кстати, вы
Считаете ль молитвою живою
И чистою, младенчески-простою -
Не для себя, а для людской молвы -
Кивание злодейской головы
Перед Христом и девой пресвятою?)

Добряк в душе, оратор неплохой,
Он возглашал чувствительные тосты
За жирною, янтарною ухой:
"Брат мужичок, как высоко возрос ты!
Пью за тебя, кормилец и герой!
Ты сохранил в душе живое семя,
Без ропота несешь ты жизни бремя!"
Но про себя добряк твердил порой:
"Ах, черт возьми! Прогнал бы я сквозь строй
С охотою все хамовское племя..."

Он у судьбы аллегри вынул номер,
И спит в гробу. Звонят колокола.
Толпа ревет:
"Наш благодетель помер,
Свершив свои великие дела.
Спи, крепко спи, герой наш благородный,
И на суде последнем не робей:
Ты чист и свят, невинней голубей!"
...И к небесам стремится глас народный:
"Он бедняков любил и в год голодный
Пожертвовал ...два пуда отрубей!"


23 июня 1891, «Добряк душа-человек», Леонид Трефолев.



Ночь бледнеет знакомой кудесницею
Детских снов.
Я прошла развалившейся лестницею
Пять шагов.

Коростель - без движения, всхлипывая
В поле льна.
Ровный отблеск на сетчатость липовую
Льет луна.

Я в аллее. Ботинкой измоченною
Пыль слежу.
Перед каждою купою всклоченною
Вся дрожу.

Старой жутью, тревожно волнующею,
Вдруг пахнет.
И к лицу кто-то влажно целующую
Ветку гнет.

Путь не долог. Вот тень эта матовая -
Там забор.
О, все так же дыханье захватывает
- До сих пор!


23 июня 1905, «До сих пор», Владимир Пяст.



Тогда Юпитер был в созвездье Скорпиона,
И, помню, на него с высокого балкона
Любили мы смотреть. Над лоном ясных вод
Он первым виден был, едва небесный свод
Бледнел, покинутый блистательным светилом...
И в полусумраке неверном, легкокрылом,
Один он чуть сиял знакомый, властный друг.
Темнели небеса, верша извечный круг...
Юпитер всё сильней горел, и в тусклом море
Мерцали отблески, сливались в цепь... Но вскоре
Он, движась по небу, над берегом сверкал
И угасал огонь в глуби морских зеркал.
Юпитер всё сильней лучился. В то же время
Являлся близ него, блестя цветами всеми,
Антарес, и своей игривой красотой
Нам помогал понять Юпитера покой.


25.III.1903-23.VI.1911, «Лето 1900 года», Николай Недоброво.



Вечерней флейты страстный трепет
Слабеет в узкое окно;
И ветер звуки нежно треплет,
За нитью нить прядя руно.

В ее словах – просторы скорби,
Под солнцем выжженная тишь,
Закат прощальный гневно горбит
Мечту – сквозь гордость и гашиш.

Вечерней флейты ропот молкнет,
Но в тени яд влила змея,
Глаз голубой безгромных молний
Поспешно щурится, смеясь.

Я знаю: лживый хор предвестий
Ей вслух поет и стелет мглу…
А ночь растет: сады предместий,
Как грань, означены к углу.

Вы, звезды, в миги волю влейте,
Чтоб вновь ей ждать, живой вполне!
Мы преданы вечерней флейте,
Ах! мы – в вечеровой волне!


23 июня 1921, «Вечерняя флейта», Валерий Брюсов.

Tags: 1891, 19 век, 1905, 1911, 1921, 20 век, 23, 23 июня, Валерий Брюсов, Владимир Пяст, Леонид Трефолев, Николай Недоброво, июнь, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments