Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

27 июня. Плывущим к Острову Любви

Вы, что поплывёте
К Острову Любви,
Я для вас в заботе,
Вам стихи мои.


— От Европы ль умной,
Джентльмена снов;
Африки ль безумной,
Страстной, но без слов;

Иль от двух Америк,
Знавших в жизни толк;
Азии ль, где берег —
Золото и шёлк;

Азии, иль дале
От лесов густых
Девственных Австралий,
Диких и простых;

— Все вы в лад ударьте
Вёслами струи,
Следуя по карте
К острову Любви.

Вот и чёлн ваш гений
К берегу прибил,
Где соображений
Встретите вы ил.

Вы, едва на сушу,
Книга встретит вас,
И расскажет душу
В триста первый раз.

Чтоб пройти болота
Скучной болтовни,
Вам нужна работа,
Нужны дни и дни.

Скромности пустыня.
— Место палачу!
Всё твердит богиня,
Как лягушка в тине:
«Нет» и «не хочу».

Но Стыдливость чащей
Успокоит вас,
Вам звучит всё слаще:
— «Милый, не сейчас!»

Озеро Томлений
— Счастье и богам:
Все открыты тени
Взорам и губам.

Но на остров Неги,
Тот, что впереди,
Дерзкие набеги
Не производи!

Берегись истерик,
Серной кислоты,
Если у Америк
Не скитался ты;

Если ж знаешь цену
Ты любви своей —
Эросу в замену
Выйдет Гименей.


27 июня 1911 года, «Остров любви», Николай Гумилев.



«Дай сердце мне твое неразделенным»,
Сказала Тариэлю Нэстан-Джар.
И столько было в ней глубоких чар,
Что только ею он пребыл зажженным.

Лишь ей он был растерзанным, взметенным,
Лишь к Нэстан-Дарэджан был весь пожар.
Лишь молния стремит такой удар,
Что ей нельзя не быть испепеленным.

О, Нэстан-Джар! О, Нэстан-Дарэджан!
Любовь твоя была как вихрь безумий.
Твой милый был в огне, в жерле, в самуме.

Но высшей боли – блеск сильнейший дан.
Ее пропел, как никогда не пели,
Пронзенным сердцем Шота Руставели.


27 июня 1916, «Блеск боли», Константин Бальмонт.



                               Маше

Эта вечерняя радуга радуга полуночная
вдруг родилась,
            но уже умирать начиная.
Радуга эта неполной была -
            не тугою дугою,
не коромыслом цветным -
            совершенно другою.
Между раздвинутых туч
            и забрезживших звёзд-одиночек
чуть проступал
            семицветный дразнящий кусочек,
в туче торча,
            притворившийся, видимо, тучей,
словно обломок меча
            у страшилища в шерсти дремучей.
Как хорошо,
            что была эта радуга
            полуночной и неполной -
я б иначе на свете чего-то не понял.
Как хорошо, что мы смертны,
            а то бы подавно
не оценили бы мы никакого подарка -
даже и позднюю нашу любовь -
            совершенно иную,
будто бы вечернюю радугу полуночную.
Боже, спасибо за старость и смерть.
            Проклинать их не смейте.
Наше бессмертье - в признании
            горькой премудрости смерти.
Может быть, смерть - это только одно
            из прекраснейших приключений,
Как путешествие внутрь этой радуги
            неповторимой вечерней.


27-28 июня 1996, Дельрэй – Ашвилл, Евгений Евтушенко, «Вечерняя радуга».

Tags: 1911, 1916, 1996, 20 век, 27, 27 июня, Евгений Евтушенко, Константин Бальмонт, Николай Гумилев, июнь, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments