?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
3 июля. Николай Рубцов. Избранное дня
I am
vazart
Помню ясно,
Как вечером летним
Шел моряк по деревне -
                                        и вот
Первый раз мы увидели ленту
С гордой надписью
                   “Северный флот”.
Словно бурями с моря
                                  пахнуло,
А не запахом хлеба с полей,
Как магнитом к нему потянуло,
Кто-то крикнул: “Догоним скорей”.
И когда перед ним появились
Мы, взметнувшие пыль с большака,
Нежным блеском глаза осветились
На суровом лице моряка.
Среди шумной ватаги ребячьей,
Будто с нами знакомый давно,
Он про море рассказывать начал,
У колодца присев на бревно.
Он был весел и прост в разговоре,
Руку нам протянул: “Ну, пока!”...
Я влюбился в далекое море,
Первый раз повстречав моряка!


Николай Рубцов, "Начало любви", впервые опубликовано в  газете “Комсомолец Заполярья”, Мурманск, от 3 июля 1959 года.


Ах, откружилась голова
От радости, от лунности,
Но будет век в душе жива
Пора любви и юности!
Пора любви среди полей,
Среди закатов тающих,
И на виду у журавлей,
Над полем пролетающих.
Того уж нет, того уж нет…
Не скажешь мне, что ты моя.
И даже в то, что я - поэт,
Не веришь ты, любимая.
Желая целый дать совет
Холодным тоном критика,
Ты говоришь, что мысли нет,
Что я похож на нытика.
Мои горячие слова
Ты так любила в юности!..
Но откружилась голова
И у тебя от лунности.
В закатной пламенной тиши
Вдруг трубы журавлиные
Тоску обманутой души
Пропели над долиною.
А ты ходи почаще в луг,
К цветам, к закатным пламенным,
Чтоб сердце пламенное вдруг
Не стало сердцем каменным.
И, чтоб трагедией души
Не стала драма юности,
Я говорю себе: пиши
О радости, о лунности!


Николай Рубцов, "О радости, о лунности", впервые было напечатано в газете “Трудовая слава”, Всеволожск, Ленинградская обл., от 3 июля 1960 года
. Позже поэт переработал стихотворение, и в сборниках оно называлось уже "Пока любви среди полей...":

Пора любви среди полей,
Среди закатов тающих
И на виду у журавлей,
Над полем пролетающих.

Теперь все это далеко.
Но в грустном сердце жжение
Пройдет ли просто и легко,
Как головокружение?

О том, как близким был тебе,
И о закатах пламенных
Ты с мужем помнишь ли теперь
В тяжелых стенах каменных?

Нет, не затмила ревность мир.
Кипел, но вспомнил сразу я:
Назвал чудовищем Шекспир
Ее, зеленоглазую.

И чтоб трагедией души
Не стала драма юности,
Я говорю себе: “Пиши
О радости, о лунности...”

И ты ходи почаще в луг
К цветам, к закатам пламенным,
Чтоб сердце пламенело вдруг
Не стало сердце каменным.

Да не забудь в конце концов,
Хоть и не ты, не ты моя:
На свете есть матрос Рубцов,
Он друг тебе, любимая.

_____________________________________

3 июля 1963 года Николай Рубцов написал письмо Борису Слуцкому, в нем были записаны эти три стихотворения:


***
А между прочим, осень на дворе.
Ну что ж, я вижу это не впервые.
Скулит собака в мокрой конуре,
Залечивая раны боевые.
Бегут машины, мчатся напрямик
И вдруг с ухаба шлепаются в лужу.
Когда, буксуя, воет грузовик,
Мне этот вой выматывает душу.
Кругом шумит холодная вода,
И все кругом расплывчато и мглисто.
Незримый ветер, словно в невода,
Со всех сторон затягивает листья…
Раздался стук. Я выдернул засов.
Я рад обняться с верными друзьями.
Повеселились несколько часов,
Повеселились с грустными глазами…
Когда в сенях опять простились мы,
Я первый раз так явственно услышал,
Как о суровой близости зимы
Тяжелый ливень жаловался крышам.
Прошла пора, когда в зеленый луг
Я отворял узорное оконце -
И все лучи, как сотни добрых рук,
Мне по утрам протягивало солнце…

***


ЗИМНИМ ВЕЧЕРКОМ

   Ветер, не ветер -
      Иду из дома!
      В хлеву знакомо
      Хрустит солома,
      И огонек светит...
   
      А больше -
                      ни звука!
      Ни огонечка!
      Во мраке вьюга
      Летит по кочкам...
   
      Эх, Русь, Россия!
      Что звону мало?
      Что загрустила?
      Что задремала?
   
      Давай пожелаем
      Всем доброй ночи!
      Давай погуляем!
      Давай похохочем!
   
      И праздник устроим,
      И карты раскроем...
      Эх! Козыри свежи.
      А дураки те же.


***
Тихая моя родина!
Ивы, река, соловьи…
Мать моя здесь похоронена
В детские годы мои.

- Где тут погост? Вы не видели?
Сам я найти не могу. -
Тихо ответили жители:
- Это на том берегу.

Тихо ответили жители,
Тихо проехал обоз.
Купол церковной обители
Яркой травою зарос.

Там, где я плавал за рыбами,
Сено гребут в сеновал:
Между речными изгибами
Вырыли люди канал.

Тина теперь и болотина
Там, где купаться любил…
Тихая моя родина,
Я ничего не забыл.

Новый забор перед школою,
Тот же зеленый простор.
Словно ворона веселая,
Сяду опять на забор!

Школа моя деревянная!..
Время придет уезжать -
Речка за мною туманная
Будет бежать и бежать.

С каждой избою и тучею,
С громом, готовым упасть,
Чувствую самую жгучую,
Самую смертную связь.


  • 1
Как жаль, что жизнь такого талантливого поэта оборвалась столь трагически рано!

Совсем недавно прочитал у Ю. Нагибина, что каждый настоящий поэт живет ровно столько, сколько живет в нем талант, сколько нужно времени при плотности энергии его воплощения в жизни. Я согласен и думаю, что это так и есть.

Что-то уж очень у многих талантливых поэтов дар пропадает подозрительно рано. А свой литературный дар Нагибин, видимо, надолго сохранил - раз прожил почти 75 лет? Немножко высокомерно его слова звучат, на мой взгляд.

У них другая плотность энергии жизни. Нагибин все нормально высказал, я, наверно, плохо передал.

Ясный, проникновенный, очень песенный. И такой знакомый.

Edited at 2017-07-03 05:53 pm (UTC)

как родной )

"Блистательная надежда русской поэзии" так мало прожил, всего 35 лет...

35 лет - знак избранного

  • 1