Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

18 июля. Служенье памяти

Служенье памяти!
Из добровольных уз
Ты всех прочней и бескорыстней
И, может, выше, чем служенье муз,
И славы горше и завистней.

Служенье тем, кто был насильно уведен
По оглушенным лестничным площадкам,
И залп подъезда, сотрясавший дом,
Грядущего был слабым отпечатком.

Я десять лет был нем. И двадцать глух.
Но слышал выстрелы подъездной двери.
Скрежещущий стартер, как ключ тюремный, сух —
Не плач, а он обозначал потери.

Служенье тем, кто был отправлен в никуда
И запропал без вести, —
Оно превыше прочих уз, когда
В нем память есть,
                            но нету мести.

Я думаю порой средь тишины,
Теперь уже не безглагольной,
Что – память! – мы тобой отомщены,
Твоею мукой добровольной.


18 июля 1975, Давид Самойлов.



За днями ненастными с тёмными тучами 

   Земля дождалась красных дней; 

И знойное солнце лучами могучими 

   Любовно сверкает на ней.   


Вблизи ли, вдали мне видится, слышится, 

   Что мир, наслаждаясь, живёт... 

Так радостно в поле былинка колышется, 

   Так весело птичка поёт! 


 И в запахах, в блеске, в журчании, в 

     шелесте 

   Так явствен восторг бытия, 

Что, сердцем подвластен всей жизненной 

     прелести, 

   С природой ожил и я... 

 

О сердце безумное, сердце живучее, 

   Открытое благам земли, — 

Ужель одиночества слёзы горючие 

   Насквозь твоих ран не прожгли? 


Чего тебе ждать, когда нет уже более 

   Любовного сердца с тобой?.. 

Плачь, плачь над былою, счастливою долею 

   И вечную память ей пой!.. 


18 июля 1876, Алексей Жемчужников.



Зачем Париж в смятении опять?
На площадях и улицах солдаты,
Народных волн не может взор обнять...
Кому спешат последний долг воздать?
Чей это гроб и катафалк богатый?
Тревожный слух в Париже пролетел:
   Угас поэт - народ осиротел.

Великая скатилася звезда,
Светившая полвека кротким светом
Над алтарем страданья и труда;
Простой народ простился навсегда
С своим родным учителем-поэтом,
Воспевшим блеск его великих дел.
   Угас поэт - народ осиротел.

Зачем пальба и колокольный звон,
Мундиры войск и ризы духовенства,
Торжественность тщеславных похорон
Тому, кто жил так искренно, как он,
Певцом любви, свободы и равенства,
Несчастным льстил, но с сильными был смел?
   Угас поэт - народ осиротел.

Зачем певцу напрасный фимиам,
Дым пороха в невыносимом громе -
Дым, дорогой тщеславным богачам, -
Зачем ему? Когда бог добрых сам,
Благословив младенца на соломе,
Не быть ничем поэту повелел?
   Угас поэт - народ осиротел.

Народ всех стран - страдание, и труд,
И сладких слез над песнями отрада
Громчей пальбы к бессмертию зовут!
И в них, поэт, тебе верховный суд -
Великому великая награда,
Когда поэт песнь лебедя пропел -
   И, внемля ей, народ осиротел.

1857, Василий Курочкин, «18 июля 1857 года» ( примечание: 16 июля в Париже скончался поэт Пьер-Жан де Беранже́ )



Tags: 18, 18 июля, 1857, 1876, 19 век, 1975, 20 век, Алексей Жемчужников, Василий Курочкин, Давид Самойлов, июль, стихи, стихи нашего времени
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments