?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Flag Next Entry
21 июля. Русский огонёк
I am
vazart
Из века в век.

1
Погружены в томительный мороз,
Вокруг меня снега оцепенели!
Оцепенели маленькие ели,
И было небо темное, без звезд.
Какая глушь! Я был один живой
Один живой в бескрайнем мертвом поле!
Вдруг тихий свет - пригрезившийся, что ли?
Мелькнул в пустыне, как сторожевой…

Я был совсем как снежный человек,
Входя в избу, - последняя надежда! -
И услыхал, отряхивая снег:
- Вот печь для вас… И теплая одежда… -
Потом хозяйка слушала меня,
Но в тусклом взгляде жизни было мало,
И, неподвижно сидя у огня,
Она совсем, казалось, задремала…


2
Как много желтых снимков на Руси
В такой простой и бережной оправе!
И вдруг открылся мне и поразил
Сиротский смысл семейных фотографий!
Огнем, враждой земля полным-полна,
И близких всех душа не позабудет…
- Скажи, родимый, будет ли война?
И я сказал:
- Наверное, не будет.
- Дай бог, дай бог… ведь всем не угодишь,
А от раздора пользы не прибудет… -
И вдруг опять: - Не будет, говоришь?
- Нет, - говорю, - наверное, не будет!
- Дай бог, дай бог…
И долго на меня
Она смотрела, как глухонемая,
И, головы седой не поднимая,
Опять сидела тихо у огня.
Что снилось ей? Весь этот белый свет,
Быть может, встал пред нею в то мгновенье?
Но я глухим бренчанием монет
Прервал ее старинные виденья.
- Господь с тобой! Мы денег не берем.
- Что ж, - говорю, - желаю вам здоровья!
За все добро расплатимся добром,
За всю любовь расплатимся любовью…


3
Спасибо, скромный русский огонек,
За то, что ты в предчувствии тревожном
Горишь для тех, кто в поле бездорожном
От всех друзей отчаянно далек,
За то, что, с доброй верою дружа,
Среди тревог великих и разбоя
Горишь, горишь, как добрая душа,
Горишь во мгле, и нет тебе покоя…


1964, Николай Рубцов, "Русский огонёк",
21 июля 1966 года было опубликовано в газете "Сокольская правда" города Сокол Вологодской облости с авторским эпиграфом поэта:

    Огромный мир
    По-прежнему не тих.
    Они грозят.
    Мы сдерживаем их...

***
За делами не виделась с бабкой полгода.
Деревенский автобус увозит туда,
Где в родительский день слишком много народа,
А в обычные - даты, кресты, лебеда.

Ну, привет. Я тебе привезла шоколадный,
Твой любимый, вчера испеченный пирог.
Мама? Сложно. Да нет, не Сергей Александрыч.
Да, уехала - с новым своим в Таганрог.

Леха? Он бы приехал. Пять лет - не условно.
Собираю посылки, пишу:"Продержись".
Надо срезать - дернина пристала неровно.
Нож ломается...ржавая Лехина жизнь.

Помнишь, ты мне купила косынку в горошек?
Помнишь, стригла - под первое в жизни каре?
...Не толкайся, не надо, малыш мой хороший.
Баб, ну да. Это правнук. Рожать в сентябре.

Знаю, будет, как ты - синеглазый и рыжий...
Танька? Пьет. Не могу ненавидеть - сестра.

Так бывает - кто жив, не молчит и не слышит.
Только мертвые с нами.
Автобус. Пора.


21 июля 2012 года, «Всегда со мной», Вера Кузьмина
, Веник Каменский


Я знаю, друг, что значит слово мать,
Я знаю - в нем есть мир любви чудесный,
Я знаю - мать прискорбно потерять
И сиротой докончить путь безвестный.
Я матери лишился с детских лет,
И нет ее в моем воспоминанье,
Но сколько раз, забыв земной наш свет,
Носился к ней я в пламенном желанье!
И знаешь, друг, душе в ее скорбях
Есть тайное, святое утешенье
Знать, что душа родная в небесах
Ее хранит и в горе и в смятенье.
И вот, когда вечернею порой
Ты взглянешь вдруг на небо голубое -
Подумаешь: вот матери родной
С любовью тень несется надо мною.
И вот, когда толпу людей пустых
Вдруг оскорбил в порыве благородном
Ты правды чистой голосом свободным,-
Тебе не страшны будут козни их:
Ведь на тебя из горнего селенья
Взирает мать с улыбкой одобренья.


<21 июля 1839> Николай Огарев, «А.А.Тучкову».